?

Log in

No account? Create an account
МАТВЕЙ ГЕЙЗЕР. История жизни генерала Драгунского

Ушел из жизни многолетний автор «Лехаима» Матвей Гейзер. В память о Матвее Моисеевиче мы публикуем подборку его увлекательных статей, в разные годы выходивших на с...

Posted by Michael Knizhnik on 23 фев 2018, 14:49

Michael

Michael

Вениамин Клецель рассказал, как в начале 50-х студентом зарабатывал на Алайском базаре тем, что с закрытыми глазами рисовал профили вождей. И показал. С закрытыми глазами.

Posted by Michael Knizhnik on 10 фев 2018, 07:38

[reposted post] [Записная книга]

Ольга Балла-Гертман

Еврейская панорама. - № 2 (44). - Февраль 2018

Михаил Книжник. Записная книга. – Иерусалим: Библиотека «Иерусалимского журнала», 2017. – 212 с. ISBN 978-965-92612-9-1

2_Книжник1.jpg

Книга и впрямь записная: пишет её автор, собирая приметы бытия вокруг себя, по собственному признанию, всю жизнь, намерен писать и далее. Так что, как и положено тексту – многотекстию - такого открытого жанра, она не имеет ни фиксированного сюжета (кроме разве что движения самой жизни, что, по моему разумению, - самое интересное и настоящее), ни начала и конца (только – продолжение и обещание продолжения). Зато здесь, под одним переплётом, – сразу два тома, сообразно этапам авторской биографии. Даже – геобиографии, поскольку это – о разных странах. О русских евреях в позднесоветском и постсоветском Узбекистане (том первый) и о русских евреях с узбекистанской русскоязычной культурой – в Израиле (том второй). Как будто легко, необязательно, фрагментами, как будто – о смешном, странном, нелепом (жизнь таким изобилует, автор к такому – внимателен). А по существу - о глубоком и коренном: о жизни человека на перекрёстках и взаимоналожениях культур. На межкультурных сквозняках – между «своим» и «чужим». И о том, что категории «своего» и «чужого» совсем не самоочевидны и вообще могут меняться местами. О нераздельности трагического, страшного и смешного. Вообще-то – глубже некуда: о ситуации человека в мире.
Правда, автор на эти темы не только не умствует – он даже не говорит об этом прямо. Он всё – обиняками, шутками, байками… Но как не понять, о чём всё это - на самом деле?

«В новостях сообщают, что Россия посылает вооружение сирийскому Асаду, сотнями вырезающему свой неспокойный народ. Асад – заклятый враг Израиля и евреев, как и папаша его, нападавший на нас и поплатившийся за то Голанами. Асад грозится, что если он не сладит со своими повстанцами, тоже вполне, надо сказать, исламскими и антиизраильскими, то он ударит по Израилю. С какого переляку? А шоб знали.

Так вот, Россия направляет ему военную помощь на сухогрузе «Профессор Кацман».

И опять – смешно.»

Стихи с историями


Опубликовано в журнале "Новая Юность" №6 2017.

Жанр обозначен дурацкий: "миниатюры". Просто театр миниатюр какой-то. А вот рубрика прекрасная "И т.д.". Хорошее название для книги. 

История первая. «Брокгауз, раскрытый наЛожь»

Он стекал,

  огибая

 меня,

Под уклон,

  на Подол,

 до реки,

И с ухваткой завзятых менял

Предлагал угадать кулаки.

Впрочем, я здесь и так узнавал

Фундуклеевской пышный фасад

Наши окна, что смотрят на Вал,

Вздох балкона, подъезда портал...

Я здесь жил. Лет сто двадцать назад.

Или меньше. Ну, может быть, — сто,

Девяносто, а словно вчера

Ты взлетала, я крикнул: «Постой!»

Мы летали всю ночь, до утра.

Дождь, как этот, начался к утру,

Только нас не касалась дрожь дня,

Мы Подолом

  спускались

 к Днепру,

Повторяя

  дорогу

 дождя.

Был Брокгауз, раскрытый на «Ложь»,

Век минует быстрее, чем день.

Так и вышло — вот Киев, вот дождь

И на склонах дичает сирень.

1989

Это был мой первый приезд в Киев. Апрель был на исходе, сирень кипела и выкипала, шли дожди. Из Запорожья прилетел мой друг Юрий Григорьевич Липиченко, чтобы щедро поделиться со мной Городом, как назван он в самом киевском романе, всеми исчезающими Воздвиженками и «господскими» Липками. Да так поделился, что я ощутил Киев своим, словно жил в нем прежде. Стихотворение следовало по всем статям посвятить Юрию Григорьевичу, но присутствующая романтическая нота подразумевала адресатом женщину.

Read more...Collapse )


М.И.Синельников воспользовался правом представиться самому.

Поэт, эссеист, переводчик, исследователь литературы, составитель многих антологических сборников и хрестоматий. Родился в 1946 году в Ленинграде, в семье, пережившей блокаду. Ранние годы провел в Средней Азии (в городах киргизской части Ферганской долины). На протяжении всей жизни часто бывал в Узбекистане. По разным поводам оказывался в Ташкенте, через который в детстве много раз проезжал с родителями и запомнил душный и заполненный голосами плачущих младенцев вокзальный зал ожидания, прогулки по улицам, изощрённые красоты театра Навои, ночное мерцание лампового завода. Позже участвовал в проходивших в столице Узбекистана научных конференциях, находился в Ташкенте в литературных командировках. Перевел некоторые стихи Алишера Навои и нескольких современных узбекских поэтов. Собственные стихи выходили в переводах на узбекский язык.


Михаил СИНЕЛЬНИКОВ

Старый Ташкент

Старый Ташкент, пепелище седое, 

Где, пробираясь на запах и дым, 

Толпы текут, как стада к водопою, 

По закоулочкам белым, седым.

Здесь на развале повсюду харчевни, 

Город, пустынею став колдовски, 

Съехав с основы кремнистой и древней, 

Жарит и жарит свои шашлыки.

Веянье Азии, жизни и грязи, 

Благословенной твоей духоты... 

В мелкой пыли, как в светящемся газе, 

Плавятся лица и тают черты.

Все переплавилось в облаке плавном, 

Здесь и шофер, и начальник равны, 

И лейтенант, поливавший напалмом 

Холод и дым сопредельной страны.

И принимает душа, холодея, 

Read more...Collapse )

Profile

mknizhnik
mknizhnik

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Syndicate

RSS Atom

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner