Деньги в пиале

  

Читаю дневники Павла Зальцмана, большого художника и, как выяснилось, значительного писателя.  Ученик Филонова, поражённый в правах как немец и уж заодно – как еврей, нашел свое прибежище сначала в кино, а потом ­– и в Казахстане. 

В его дневниках немало Средней Азии, увиденной холодноватым и точным взглядом питерского художника. 

Запись от 15 ноября 1938тгода:

За воротами мечети, за мечетью теперь ларьки, чайхана. Хорошая дыня, холодно - это комната, самовар под вытяжной трубой. Уходя, бросили мелочь в пиалу - так делают здесь. 

Вспомнил такой фрагмент из книги Виктора Витковича «Круги жизни»:

Было это тут, в Намангане. Чайханы в ту пору были частными. Как-то раз забрел Наби Ганиев в чайхану, сидел, пил чай.

Вижу, заходит узбек, молодой, красивый, в новенькой чустской тюбетейке. Блеснул глазами в сторону самовара, там застыл старик чайханщик. «Битта чой!» («Один чай!») Старик повел глазом. Мальчишка проворно бросил в чайник щепотку заварки, налил кипяток из самовара, схватил пиалу и поставил перед пришедшим.

Как и положено, тот «пролил» чайник (несколько раз налили в пиалу и обратно, чтоб лучше настоялся). Держа ладонь на крышке, неторопливо оглядел сидящих в чайхане, явно предвкушая удовольствие от чая, налил в пиалу, поднес к губам, глянул, не отхлебнул ни глотка, поставил пиалу, вынул из кошелька горсть серебряных монет, бросил их прямо в чай и молча ушел.

Видели бы вы, что началось! Старик подскочил, будто его укололи шилом снизу, и с проклятиями бросился на мальчишку. Тот завопил, метнулся из-под его рук, кинулся наутек. Подобрав полы халата, чайханщик помчался за ним, оба исчезли за углом. Тогда посетители чайханы поднялись и степенно покинули чайхану. Выйдя следом, я спросил одного, в чем дело, он ответил:

«Деньги берут за лисий мех, а не за лисью нору. Ты, я слышу по выговору, — ташкентец. Вы, ташкентцы, забыли обычаи. Есть старый обычай… Если чайханщик нальет жидкий чай, каждый может бросить в пиалу горсть серебра. Это значит: тебе нужны деньги? Вот тебе деньги! И чайханщик опозорен на всю жизнь. Закрывай чайхану и занимайся другим делом. Никто не придет!»

Я прожил много лет в Ташкенте. Был в Ферганской долине, в Самарканде, Бухаре, Сурхандарье и Кашкадарье, был в Каракалпакии, в Таджикистане, в Туркмении. Многажды сиживал в чайхане. Никогда не видел денег, брошенных в пиалу. Ни в нейтральной коннотации, как у Зальцмана, ни – в отрицательной, как у Витковича. 

Господа востоковеды и и ориенталисты, а вам случалось видеть монеты в пиале?

Павел Зальцман, Автопортрет


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.