mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Categories:

Записная книга, том 1, начало

Куски были напечатаны в "Знамени", еще - в израильской толстой газете, выходившей перед выходными. Целиком (та часть, которая теперь называется "1-й том") - в "Малом шелковом пути".
Потом ее выложили на сайте Ташкентской поэтической школы, но она куда-то запропала при многократных переездах.
Теперь, взявшись что-то показывать здесь (не понимаю - зачем  и для кого) я решил этот первый том выложить, пусть висит. Руки чешутся что-нибудь  поменять, но  не стану. Так я тогда понимал. В конце добавлены несколько страниц, сложившихся до отъезда из Ташкента, но в публикации не попаших.


ЗАПИСНАЯ КНИГА

                                     

                                       Том 1



ОТ АВТОРА
        Жанр этого сочинения не нов, но общепринятого названия у него нет. По недоразумению его называют "записными книжками" и "дневниками". Может быть, его следовало назвать "свободная проза", но это мало прояснит ситуацию.
        Из пишущей публики наверняка кто-нибудь скажет: "Подумаешь! Да у меня такого добра на десять томов". Дай-то Бог, коллега! Я буду усердным Вашим читателем.
        Сочинениями подобного рода принято завершать литературную карьеру. Мне захотелось нарушить такой порядок. Кто знает, может быть, я закончу "Письмом ученому соседу".
        Моего читателя прошу меня извинить за лексическое своеволие некоторых персонажей, переходящее порой рамки приличий. У меня есть оправдание: я добросовестно втолковывал им, что так выражаться в обществе не следует...

 
-.-
Он интеллигентный человек, он твердо уверен, что диктор Левитан приходится сыном художнику Левитану. Он про них так и говорит: отец и сын Левитаны.

_._


 Занятия по гинекологии, тема - контрацепция. Моя однокурсница Рая Барская сдавленным шепотом сомневается в научных рекомендациях:
- Через гондон ебаться, все равно как через стекло целоваться.
_._


 Та же Райка рассказывала мне, что ей приснился сон. Ей снилось, что она умерла. Она звонила подругам, принимала соболезнования, приглашала на похороны. "Умоляю, не приносите венков. Только цветы, живые цветы".

­­_._

Я делаю вид, что собираю хлопок. В соседнем ряду делает вид Райка Барская, попутно рассказывает сквозь хлопковые кусты:
- ...несчастная женщина, столько горя врагам не желаю. Муж бросил. Единственный сын немножко того, и что ты думаешь, она его женила на бабе с приветом, у них родился ненормальный ребенок, прожил пол года, а потом ему поставили памятник, людям в пятьдесят лет такие не ставят...
- Райка, - перебиваю я ее. - Ты - Бабель?

_._

 Когда Советская власть выкидывала очередной фортель - принимала ли запрещающий указ, после которого запрещаемое начинало небывало колоситься, или поощряющее постановление, после которого начисто пропадало поощряемое, - мой отец говорил:
- Тачанка.
Еще до войны, в пульсирующей полутьме провинциального кинозала он, пионер и ворошиловский стрелок, свято веривший, что если посмотреть в восемнадцатый раз, Чапаев выплывет, все же никак не мог взять в толк, отчего в фильмах про гражданскую тачанки едут вперед, хотя их колеса вертятся в обратную сторону. Так пробежала первая трещина недоверия между отцом и Советской властью.

_._

Надпись на надгробном памятнике: "Спи спокойно от жены и детей".

_._

 Ташкентский мединститут, первая половина 80-х. Лекции по хирургии читает доцент Хаджибаев. Язвенная болезнь, холецистит, панкреатит. Сначала он излагает историю вопроса: кто когда описал, кто как оперировал. Потом Мумин Хаджибаевич обычно говорил:
- У нас, в России, эту операцию впервые сделал...
И ведь никто не смеялся.

_._

 Лекция по хирургии. Доцент Хаджибаев:
- Французы говорят: щитовидная железа делает женщину: и внешность, и конфигурацию, и... - он пошевелил в воздухе пальцами, - консистенцию.

_._

 Военно-морские свинки.

_._

 В холле клиники идет ремонт, всюду мусор, леса, козлы. Преподаватель ведет нас, студентов, через холл, через хлам - в клинику. Он критически оглядывает нас и говорит: "Колпачки наденьте". Шукурыч идет сзади и, высоко задирая ноги в тапках, недовольно бурчит:
- Каски здесь нужно надевать, а не колпачки.

_._

 Лекция по гинекологии, тема - бесплодие:
- ...и когда женщина забеременеет с вашей помощью, вы испытаете большое удовлетворение.

_._

 В трамвае пахло послепразднично - перегаром и салатом оливье.
_._


 Диагноз:
- Фурункул юго-западной части жопы.

_._

Занятия по гинекологии:
- Скажите, как дышит плод?
- Ну... Через влагалище.

_._

На занятиях по терапии ассистент говорит:
- Дифференциальная диагностика с внематочной беременностью облегчается тем, что она зачастую бывает у женщин.

_._

 Пьяный проводник возвращается домой. Семья - жена и двое детей встречают его в прихожей. Он вдруг разъяряется и кричит:
- Не стойте в тамбуре! Кому сказано?! Не стойте в тамбуре! Пойдите в вагон! Я кому сказал?!

_._

 По четвергам в ЛОР-клинике "рыбный день": "скорая" везет людей с застрявшей рыбьей костью.

_._

 Он рано ушел из жизни по состоянию здоровья.

_._

Некогда ТашМИ был известен среди мединститутов, а в городе и подавно. Какие о нем ходили легенды, таинственные слухи, а смешные истории!
Яркие персонажи ТашМИ ждали своего романиста, но с этим не везло - институт выпустил всего нескольких графоманов, меня в том числе.
Постепенно, под давлением Советской власти и ее национальной политики институт сливался с окружающей действительностью. Я учился в начале 80-х и видел, как гасли последние отблески его обаяния, он на глазах становился сумрачным скучным учреждением. Деканат укреплял дисциплину и с энтузиазмом вывозил студентов на сельхозработы. Из 6 лет учебы я 9 месяцев собирал хлопок.
После окончания учебного года деканат старательно перетасовывал группы. Зачем? Бог весть. У них была какая-то своя скучная логика. Над всеми аргументами витали невнятное русское слово "местничество" и обрусевшее слово приблудных кровей - "группировка".
Новый учебный год начинался с могучих усилий - все переводились из группы в группу. Друзья хотели вместе хихикать на занятиях, на лекциях исподтишка бить туру ладьей и сбегать в парк Тельмана пить пиво, парочки не хотели расставаться и днем. ВУЗ был престижный, учились в нем дети непростых родителей, переводы заканчивались к ноябрю, к отъезду на хлопок.
На втором курсе я достиг апогея своей карьеры. Большим начальником я не стал и уже никогда не стану - я был старостой группы.
Я пришел к замдекану. Замдекан /или замдекана, не знаю/ - очень советская должность и название у нее очень советское. Я, взращенный империей, так ясно представляю себе человека, у которого впервые повернулся язык прилепить к благородному римскому "декану" косорылое, потерявшее в гражданскую обе ноги недословцо "зам", мне даже кажется, что я с ним знаком.
Наш замдекан был похож на этого человека. Серый ежик начинался у него от бровей. Сын замдекана был нашим однокурсником, он был так похож на своего отца, что казалось - тут обошлось без матери и вспоминалось библейское "...Вооз родил Овида; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида..." /Руфь,4; 21, 22/,черный ежик рос у него от самых бровей. Но о сыне это я так, к слову.
С наслаждением злоупотребляя своим служебным положением, я попросил замдекана:
- Переведите в мою группу Абидова, Нариянца и Каценовича.
Замдекан глянул на меня из-под ежика и грозно сказал:
- А-а-а, Книжник, ты создаешь свою националистическую группировку.
Должны были пройти годы, пока я понял, насколько он был прав.
_._


Горбато-исправительная колония.

_._

 Лекции по гражданской обороне читает отставной полковник:
- Лицо имеет моральное и косметическое значение, - говорит он.
- Любовь - это дружба плюс половое влечение, - он делает паузу. - Между разнополыми, конечно.

_._

Гена Нариянц говорит:
- Если бы американцы не бросили бомбу на Хиросиму, о чем бы сорок пять лет говорили преподаватели гражданской обороны?

_._

 В зоомагазине.
- У вас овес есть?
- Нет.
- А где есть? На базаре есть?
- На базаре нет.
- А где, где есть.
- На ипподроме есть.
- ?
- Где лошади - там овес.
- Зачем лошадям овес?
- Лошади едят овес.

_._

Шукурыч был свидетелем такой сценки. В парке дед играл с внуком, мальчиком лет 2-3. Они бегают, кричат, смеются. Потом, дурачась, начинают тянуть коляску в разные стороны, дед - в одну, внук - в другую. Мимо проходят два алкаша, и один вдруг ощущает себя поборником справедливости:
- Ты, слышь... А ну, отдай ребенку коляску!
- Оставьте, - миролюбиво говорит дед. - Я же с ним играю.
- Ни хуя себе - "игра-а-аю".
_._

Из предисловия к 2-томному "Очерку истории еврейского народа", изданному в Иерусалиме:
"Попытки составления общей истории евреев на русском языке весьма редки. Последняя из них - многотомный труд Дубнова вышел в свет на многих европейских языков..."
_._

Я обжег себе ногу. Месяц лежал в постели, слушал приемник. Как-то поймал русское вещание французского радио - жизнерадостный голос, невесомый акцент:
- Передаем очередной урок французского языка. Речь у нас сегодня пойдет о любви. Но это лишь повод для того, чтобы глубже изучить формы глагола "иметь".
_._

 Экстравагальная женщина.
_._

 В поезде Ташкент-Москва жарко пахло дынями и поносом. Вскоре эти запахи сливались в один.
_._

Объявление в московской синагоге:
"Граждане прихожане! Ставим Вас в известность, что за сохранность оставленных тайлес (молитвенная накидка - М.К.) и др. вещей синагога ответственности не несет".
_._

 Шахматист - сопернику:
- Не думайте руками.
_._

На набережной в Ялте сидит художник. Поглядывая на море, кипарисы и гуляющих, наносит быстрые мазки. Если подойти к нему со спины и заглянуть через плечо, то увидишь - одинокая избушка, занесенная по окна, заснеженное поле, черный лес вдали.
_._

 Армейские сборы перед присвоением студентам офицерских званий лейтенантов медслужбы запаса. Военная часть расположена в Кызыл-Арвате, воспетом солдатско-уголовной поговоркой:
                                          "Зачем придуман Богом Ад,

                                           когда уж есть Кызыл-Арват".
Кызыл-Арват расположен в пустыне Кара-Кумы, которую знают все, благодаря хорошим шоколадным конфетам, которые мы едали в прежние годы, на фантике - силуэты верблюдиков шагают через силуэты барханов. Июль. Погоду Гена Нариянц описывал так: "56 в тени, тени нет".
Двухэтажные армейские кровати сдвинуты по две. На втором этаже лежат Шукурыч и Гена. На первом - я. Место рядом со мной - Жорика Каценовича, но сейчас пустует.
Казарма сложена из пиленого местного камня, похожего на туф. Спать не хочется, как, впрочем, и бодрствовать. Даже мысль о какой-нибудь деятельности кажется непосильным трудом.
Мы молча лежим, сочась потом, и сохнем, как рояльная древесина.
Появляется Жорик, валится на кровать.
- Ты знаешь, что в жизни самое обидное? - спрашивает он. Вопрос его пропитан горечью. Он делает хорошую паузу, давая мне время  покопаться   мыслью в всем обидном и горьком  на этой земле, а потом говорит: - Самое обидное,  это когда люди не понимают нюансов эндшпиля.

_._

Дед моего друга Жорика, Александр Львович Каценович был профессором-инфекционистом. Он умер, когда Жорику еще не было и года. Бабушку Жорика звали Хавер-ханум, она была дочерью богатого азербайджанского промышленника. Хавер-ханум прожила долгую жизнь и много помнила. Я знал ее старухой. Иногда мы разговаривали в просторном, спокойном, обреченном профессорском доме. Какие тени вставали в ее рассказах!
Ноябрьским темным утром 42 года Александр Львович шел институтским парком в свою клинику. Оглядев ее снаружи хозяйским глазом, он увидел, что большой, круглый, явно посторонний предмет заслоняет свет лампочки в одной из палат второго этажа. Инфекционная клиника требует строгого режима, заразные болезни легко распространяются. На втором этаже творился беспорядок. Рассерженный профессор поднялся на второй этаж. В тифозном боксе, у постели коротко остриженной, измученной тифом Ахматовой сидела Раневская в огромной черной шляпе.
Эта история порастеряла, пока шла ко мне, диалоги и движение, осталась лишь картинка: тифозная палата, выжившая Ахматова, Раневская в большой несуразной шляпе, возмущенный профессор в дверях, Жорика дед.
_._

 Цыганов говорит:
- Дайте нам положение, а выход из него мы найдем сами.
_._

 Виктор Давидович, пожилой рентгенолог, тихий человек:
- В 42 году я потерял очки. А меня посылают с котелками за едой. Идти нужно по тропинке на пятачок, вот такой, - и он чертит пальцем по клеенке. - Ну, слева - немцы, справа - немцы. Я очки ношу с 14 лет, а они не понимают, что у меня близорукость, я просто ничего не увижу. Конечно, что вы думаете, я забрел к немцам. Но, слава богу, услышал их издалека и повернул назад.
Конечно, меня сразу арестовали. И правильно сделали. Все правильно. Допрашивал меня комиссар полка. Ну, отпустил, конечно. К чему я веду? Это был единственный случай в жизни, когда национальность меня спасла.
 _._

При операции, в желудке обнаружено 48 гвоздей разной величины. Заинтригованные хирурги с нетерпением ждали конца наркоза, чтобы узнать, зачем же он глотал гвозди.
- А я не дармоед. Мне за каждый гвоздь пять кружек подносили. Меня в нашей пивной все знают.

_._

 Меня сравнивали с Чеховым давно, когда я только начинал подбираться к прозе.
На кафедре биохимии преподаватель по фамилии Латыпов приговаривал, листая мою лекционную тетрадь:
- Конспекты у вас, Книжник, как рассказы Чехова. Такие же короткие.
_._


А еще он говорил:
- Ласковое дитя двух овцематок сосет.
-.-

Tags: записная книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments