?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Три персонажа

Про этот давний текст напомнил мне назойливо предупредительный Фейсбук. Если я про него забыл, то что ждать от других. Это не рассказы, все три героя – абсолютно реальные люди.

Три персонажа
1. Писатель
Диссертационные скандалы, сотрясающие в последнее время русский интернет, напомнили мне о трех персонажах.
Вместо рассуждений я лучше расскажу о них по порядку.

На той кафедре, которая выпустила меня хирургом, первый персонаж работал ассистентом. Руководил кафедрой профессор, еврей, ставший для меня символом еврея-начальника в рассеянии. Я был его любимым объектом для демонстрации объективности строгости, правдолюбия, а главное – интернационализма. Но речь не о нем. Ассистент тот, пожилой узбек, был непревзойденным чемпионом кафедры по количеству научных публикаций. У него с небывалой скорострельностью выходили статьи в лучших хирургических журналах Советского Союза, а было их тогда немало.
Русским языком наш герой владел средне.
Из научного своего чемпионства он не делал секрета. Придя на службу, он обкладывался
хирургическими журналами последних лет, а выходило, повторяю, их в ту пору изрядное количество. И начинал конструировать статью. Запев брал из одной. «Одной из актуальнейших проблем современной хирургии является...» или что-нибудь вроде того. До «руководящей роли партии» хирургические журналы не опускались. Основную часть он заимствовал из других статей, цифры подменял. В список цитируемой литературы обязательно добавлял кого-нибудь из местных корифеев, благо и ректор, и проректор, и половина деканов были хирургами. В список соавторов вставлял сотрудников кафедры. Никогда не посылал свои статьи в те журналы, статьи которых использовал для своих пазлов.
Вот и весь рецепт. Старика никто не осуждал, считали чудачеством. Особой карьеры он не сделал, оперировал средне. «Записную книгу» он одарил такой записью.

      _._

      - Ребята, никогда не выходите на мороз с полным мочевым пузырем, - поучал нас преподаватель хирургии. - Замерзнет - разорвет.
      _._

2. Маститый хирург
Второй персонаж был сотрудником той же кафедры, что и первый. Уже не припомню: был ли он ассистентом или уже доцентом, но вел себя, как доцент. И прозвище имел "Маститый хирург".

У этого было иное хобби
– он славился обилием авторских свидетельств и рацпредложений. Дело в том, что в хирургии существует множество приемчиков, или, как говорят на воляпюке, триков, которые из поколения в поколение используются на операциях. Например, Т-образную трубку, которую вставляют в желчный проток принято у перекрестка прошивать толстой ниткой, чтобы, когда придет время ее вытаскивать, тянуть не за зыбкую резинку, а за крепкую нить. Но поскольку приемчик был бесхозный, то авторство на него теперь принадлежит Маститому, правда об этом мало кто знает.

А откуда прозвище, спросите? Наш герой защитил кандидатскую по лечению лактационных маститов – послеродовых воспалений молочной железы. И не просто защитил, а провел ее как закрытую тему, в которой заинтересовано министерство обороны (!). Это позволяло защищаться без публикации статей. Статьи, как мы помним, были увлечением совсем другого человека.

3. Ученый
...а пока мне надо с вами познакомиться.
Пожалуйста, в порядке естественной очереди, от двери сюда, называйте имя,
отчество, фамилию, ученую степень и звание, конкретную область, в которой
работаете. Я это все запишу и к следующему разу постараюсь запомнить. (...)
  Дошла очередь и до меня. Я встала и отбарабанила:
-- Асташова Нина Игнатьевна, кандидат технических наук, доцент, доцент,
стохастическое программирование. Флягин опять поднял глаза и спросил:
  -- Зачем два раза доцент?
  -- Первый раз звание, второй раз занимаемая должность.
                                                                                 И.Грекова «Кафедра»


С этим персонажем мы вместе служили в учреждении, фасад которого украшали мои инициалы. Там так и было написано «НИИ КМ». В одном крыле располагалась клиника, палаты, операционные, в другом – научная часть, тишина, элегическая неторопливость.
Я обретался в первом крыле, он – во втором.

Невысокий, умный, амбициозный, резкий. Женился на яркой, крупной, красивой девушке, обитавшей в том же крыле.
Он был уйгуром, и это важно, поскольку наружному взгляду он казался абсолютно местным, коренным человеком. Но
внутренний – различал в нем чужака, такого же, как я или армянка-секретарша директора.
Вскоре после защиты кандидатской у него начались конфликты с начальством, и они уволились – мой персонаж и его жена.


Незадолго до моего отъезда мы столкнулись в городе. Это был конец большой волны отъездов. Уже уехали греки, крымские татары, почти все евреи, многие армяне и русские. Мы оба обрадовались встрече. Я стал его расспрашивать о работе.
– Все в порядке. Пишу ишакам диссертации,
– вдруг выдал он с лихой и абсолютно еврейской интонацией.
И тут я понял, что еврей – это не только национальность и вероисповедание, но и общественная функция, для выполнения которой общество может мобилизовать силы из любых своих слоев.

Recent Posts from This Journal

Profile

mknizhnik
mknizhnik

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner