mknizhnik

Categories:

Антология. Нина Татаринова


(1916 – 1992)

Нина Ивановна Пушкарская родилась в городе Богучаре Воронежской губернии. В Гражданскую бежала с мамой сначала в Закавказье, а в 1927 году – в Ташкент.

Работала в газетах, публиковала стихи, взяла псевдоним Татаринова. В годы войны была собкором «Пионерской правды» по Средней Азии, общалась с Ахматовой, помогала Надежде Яковлевне Мандельштам, судя по воспоминаниям последней. 

В 1952 году, уже будучи членом редколлегии литературного журнала, закончила театроведческий факультет ташкентского театрального института. Двадцать лет – с 1950 по 1970 – заведовала отделом поэзии «Звезды Востока», ташкентского толстого журнала, удержалась на своем месте после разгона редколлегии легендарного третьего номера 1967 года, о котором я подробнее расскажу в главе про Вознесенского.

Накануне столетия Ахматовой написала сдержанные воспоминания, которые скорее можно назвать эссе с мемуарными нотками. Говорят, что дружила с Козловскими, с Татьяной Сергеевной Есениной, с Буровой.

Неброские её стихи сохранили ощущение прочности дома, и, как ни парадоксально, зафиксировали начало его крушения.

Нина Татаринова

ДВЕНАДЦАТЬ ТОПОЛЕЙ

О город сердца моего, 

души встревоженной опора, 

вдыхаю

синеву простора 

и нет мне 

жизни без него.

А те двенадцать тополей, 

которых нет уже 

в помине, 

шумят во мне 

листвой поныне, 

чем незабвенней, 

тем сильней.

Они всегда 

стремятся ввысь 

и серебрятся опереньем. 

Замрут лишь в то 

одно мгновенье, 

когда меня покинет жизнь.

В ГОД ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ

Непрочен глиняный мой дом,

но я расстанусь с ним едва ли,

дома, что рушатся кругом,

меня как будто приковали.

Нет, мне не разойтись вовек

с его слепыми тупиками,

дано мне имя — человек,

чтоб выстоять и в этой драме.

* * *

Окно открыто 

в благодать платана, 

в зеленую прохладу 

высоты,

куда воздеты ветви великана 

резной листвой 

азийской красоты.

Подсвечены щедротами 

июля,

они играют 

солнцем на ветру.

Метнулась ласточка 

стремительно, как пуля, 

и ствол платана 

уронил кору.

Я кину в воду

малую монетку: 

авось вернусь 

и буду долго жить — 

платан и мне 

протягивает ветку, 

чтоб было с кем 

душе поговорить.

МАЙ

Огромный город — 

дом родной, 

здесь и на улицах

уютно.

В дожди осенние 

и в зной 

всё любо мне 

и всё доступно.

Распахивает дверь

дворец: 

— Добро пожаловать, 

сестрица!—

Поет на площади певец, 

фонтан под солнцем 

шелковится.

Детей на осликах везут 

верхом

и в расписных тележках. 

Неспешно ослики идут 

и с ними

пони вперемежку.

Звенят задором бубенцы, 

бубнят в ответ 

степенно бубны, 

и праздник 

лижет леденцы, 

что зарабатывают будни.



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.