Антология. Михаил СИНЕЛЬНИКОВ


М.И.Синельников воспользовался правом представиться самому.

Поэт, эссеист, переводчик, исследователь литературы, составитель многих антологических сборников и хрестоматий. Родился в 1946 году в Ленинграде, в семье, пережившей блокаду. Ранние годы провел в Средней Азии (в городах киргизской части Ферганской долины). На протяжении всей жизни часто бывал в Узбекистане. По разным поводам оказывался в Ташкенте, через который в детстве много раз проезжал с родителями и запомнил душный и заполненный голосами плачущих младенцев вокзальный зал ожидания, прогулки по улицам, изощрённые красоты театра Навои, ночное мерцание лампового завода. Позже участвовал в проходивших в столице Узбекистана научных конференциях, находился в Ташкенте в литературных командировках. Перевел некоторые стихи Алишера Навои и нескольких современных узбекских поэтов. Собственные стихи выходили в переводах на узбекский язык.


Михаил СИНЕЛЬНИКОВ

Старый Ташкент

Старый Ташкент, пепелище седое, 

Где, пробираясь на запах и дым, 

Толпы текут, как стада к водопою, 

По закоулочкам белым, седым.

Здесь на развале повсюду харчевни, 

Город, пустынею став колдовски, 

Съехав с основы кремнистой и древней, 

Жарит и жарит свои шашлыки.

Веянье Азии, жизни и грязи, 

Благословенной твоей духоты... 

В мелкой пыли, как в светящемся газе, 

Плавятся лица и тают черты.

Все переплавилось в облаке плавном, 

Здесь и шофер, и начальник равны, 

И лейтенант, поливавший напалмом 

Холод и дым сопредельной страны.

И принимает душа, холодея, 

Черный, прощальный, бушующий чад. 

Нету ни эллина, ни иудея, 

Где исступленные бубны стучат.

О, как лицо холодеет при звуке 

Стонущей песни, и плещется мгла, 

Ходят танцовщицы цепкие руки, 

Ходят бойцовые перепела!

И, навсегда удивившись цветенью, 

Там, где урюки слегка отцвели, 

Ходит Ахматова легкою тенью 

В реяньи пепла, в имперской пыли.

1982 

Ташкент

На вечном солнцепёке

Моих далёких лет,

На том родном Востоке,

Какого больше нет,

Какое-то начало

Судьба в один момент

Всегда обозначала

Поездками в Ташкент.

И звёзды, полыхая,

Всё к одному свели –

Рассвет в цветенье мая,

Июльский день в пыли.

Сплелись, как зыбь узора,

И зимы и лета,

Слились вода Анхора

И платьев пестрота.

И прах его раскопок,

И под раскаты труб

В него вступавший хлопок,

И всех эпох заруб.

И жар прикосновенья 

Девичьих смуглых рук,

И гул землетрясенья,

И поцелуя звук.

2016


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.