mknizhnik

Categories:

Цыганов. "Афоризм"



АФОРИЗМ[1]

Сорок лет тому назад волею судьбы я оказался в роли главного и единственного врача Наманганского детского костнотуберкулезного санатория. Ещё не прошло и года, как был закончен Ташкентский медицинский институт, а мне пришлось начать руководить учреждением, где постоянно лечилось не менее 60 пациентов с тяжелым недугом. Санаторий был расположен в районном центре Уйчи, что в 12 км. от города Намангана. Работа продолжалась почти четыре года и была довольно успешной только потому, что у меня были прекрасные и надежные помощники. Я всегда вспоминаю с теплым чувством этих замечательных людей. Многие из них были заброшены туда из разных мест обширной страны и часто не по своей воле.

Главным бухгалтером санатория был Николай Николаевич Мотрик-Лютрик, прапорщик царской армии, перешедший в 1917 году на сторону большевиков, участник Гражданской войны, закончивший в печальной памяти 1937 году Военную академию им. М.В. Фрунзе.

Педагогическо-воспитательной работой ведал Якуб Месицкий, бывший заключенный, который провёл почти 10 лет на Дальнем Севере за то, что в начале войны умудрился, будучи крымским татарином по национальности, попасть в окружение вместе со своей воинской частью.

Хозяйственную службу возглавлял оренбургский казак Алексей Михайлович Ершов, угодивший за решётку в 1938 году за политическое преступление. Когда ушел из жизни сталинский нарком Серго Орджоникидзе, Лёша проходил действительную армейскую службу. Узнав о печальном событии, он ненароком бросил:

– Ну и хрен с ним.

С годами я стал относиться отрицательно к бытовому мату и потому заменил короткое слово солдатской лексики.

Кто-то из сослуживцев донёс, приговор суда 8 лет лагерей. В самом начале войны политзэка выпустили и отправили на фронт, а вскоре в Одессе он попадает в румынский плен. После освобождения королевской Румынии Советской Армией казака посылают надолго в Колымский край.

Шеф-поваром в санатории служил Муитдин Юлдашев, уроженец Узбекистана, ушедший на ту "незнаменитую войну" с Финляндией и оказавшийся в Голландии, так как летом 1942 года попал в плен к немцам. Только в 1953 году он возвратился через шахты Воркуты к старикам-родителям, потерявшим надежду увидеть сына.

О всех этих людях можно поведать ещё много интересного и занимательного. Но сейчас время для рассказа о другом моем сотруднике, биография которого, с точки зрения записных кадровиков, безупречна.

Когда я приехал в Уйчи, Виктор Митрофанович Петровец заведовал стоматологическим кабинетом районной больницы и был во всей округе единственным специалистом по лечению, удалению и протезированию зубов. Человек молодой, он уже после войны закончил зубоврачебную школу в столице Киргизии. В этой республике его предки поселились ещё в то время, когда Россия только начала колонизацию края.

В санатории Виктор Митрофанович работал по совместительству и очень аккуратно приходил в те дни, когда выдавалась заработная плата, впрочем, так поступали все совместители. Если в другое время требовалась помощь зубного врача, его приходилось вызывать. Ото было делом нелегким. Расстояния там приличные, а телефон типа "Алло, девушка", к тому же аппарат нужно было возбуждать от батареи вращением ручки. Так или иначе, но полость рта у пациентов санатория мы старались содержать в идеальном порядке. Во время своих визитов зубной врач стремился с искренним интересом вникать в дела стационара. Виктор Митрофанович обладал незаурядными организаторскими способностями и деловой хваткой. Люди такого склада составляют в наши дни цвет "новых русских".

По его совету мы собственными силами построили овощехранилище по типу фронтовой землянки и мой подопечные были постоянно с картофелем, овощами и даже фруктами. По проекту того же Виктора Петровца в местной МТС были сделаны агрегаты для подогрева котлов в кухне, бане и прачечной. Каждый из них состоял из двух металлических бачков емкостью 3-4 литра с краниками, впаянными почти у самого дна. В один бачок наливалась солярка, а в другой – вода из арыка. По металлическим трубкам жидкость из обоих резервуаров по каплям стекала в топку. Создавалось довольно интенсивное пламя. Так была разрешена проблема каменного угля, которого систематически не хватало. С не меньшим успехом, благодаря инициативе и непосредственному участию нашего дантиста был ликвидирован также острый кризис в лечебном процессе, связанный с отсутствием гипса. Ведь "гипсовая повязка – душа ортопеда” не уставал утверждать мой учитель, доцент Семен Лазаревич Фирер.

В санатории был видавший виды грузовик ГАЗ-51, который перешёл "по наследству" из престижной бальнеологической здравницы "Чартак". На этом автомобиле летом 1956 года отправилась экспедиция в г. Джалалабад, где работал завод, выпускавший из местного сырья гипс пригодный для медицинских целей. Экспедиция была успешной, гипса хватило надолго.

У В.М. Петровца была жена подстать ему, высокая русая сероглазая красавица с постоянной улыбкой на лице и четверо детей мал мала меньше. Ребятишки тоже все светловолосые и красивые, были всегда хорошо одеты, аккуратно причесаны и отличались примерным поведением. Виктор Митрофанович с нежностью и любовью относился к своей семье. Мог долго рассказывать о детях, их успехах и достижениях. Он имел пуританские убеждения и любил потолковать на морально-этические темы.

С особым удовольствием поучал молодых мужчин:

– Мужчина, – вещал он. – Должен быть очень осторожным и осмотрительным в коллективе, где есть молодые, привлекательные женщины. Соблюдая особую осторожность, если он является начальником.

А заканчивал он такого рода лекции обычно так:

– Ты ненароком касаешься её груди, а она потом хватает тебя за горло...

Нью-Йорк 

 5 августа 1994 – 19 июня 1995

    

[1]  Афоризм, краткое изречение, выражающее в сжатой форме какую-либо мысль, вывод, обобщение. Например, «Религия-опиум для народа». 

Энциклопедический словарь, ГОСНИ «БЭС», 1953

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.