September 18th, 2013

-.-

Аркадий Сигал тонко заметил: "Нравится вам это, или нет, но в иврите звуки "П" и "Ф" отображаются одной и той же буквой".
Да и с гласными не все гладко.
История эта случилась с моим коллегой. Зарабатывал он на жизнь тем, что по-русски по-прежнему называется, как израильский автомат, УЗИ. Поскольку речь идет о заработках, то процесс был достаточно оптимизирован. Делая исследование, он диктовал секретарше его результаты. Закончив, пока пациент утирался от отвратительного, но абсолютно безобидного геля, которым густо смазывается исследуемая область тела, врач объяснял суть находок, секретарша распечатывала ответ и в микрофон выкрикивала имя следующего пациента.
Очередь томится в коридоре, вслушивается в голос из динамика.

- Разговариваю с пациентом, краем уха слышу, секретарша объявляет торжественно:
- Пидор Трахов!
Хватаю карточку, читаю: Федор Терехов.
Говорю секретарше:
- Беги! Он тебя убьет.

Антология. Николай Бондаренко

Николай Бондаренко

Стихотворение мне понравилось не только ташкентским духом, но и мастеровитостью, и элегантностью рифмовки.

С Николаем Алексеевичем Бондаренко я не был знаком в Ташкенте, мы познакомился в интернете. Он оказался любезным и заинтересованным собеседником. И тогда мне пришла мысль, чтобы кое-кто из участников  антологии представлял себя  сам.

                                     

                                                  КОРОТКО О СЕБЕ

Первое стихотворение я написал в пятом классе. А первая моя поэтическая книжка вышла в 1974 –м («Солнце в ромашках», Ташкент, изд. «Ёш гвардия»). В ней много сказки, много света, но, как видится теперь, маловато мастерства. Подойдя ближе к высоченному Древу поэзии, я стал присматриваться  к цветущим его ветвям, к  многообразию форм самовыражения. Было чему и радоваться, и удивляться – иные творцы пишут необыкновенно сложно, играя смысловыми оттенками и тонко выстраивая подтекст. Я же причисляю себя к романтическим реалистам – для меня поэзия – это сама жизнь, я следую творческим заветам Пушкина, Некрасова, Есенина.

  Мне уже немало лет (я родился за три года до начала Великой Отечественной), написал семь поэтических книг. Лучшими из них считаю «Последний хадж из Петербурга в Апраксино» и «Гранение Солнца». Лучшими стихотворениями – «Рождённый на Востоке», «Кумган», «Два деда», «Руки» и некоторые другие. Книжки и стихи можно найти на сайте http://nikbond2008.narod.ru

Бондаренко



ЯПОНСКАЯ МОЗАИКА ХХ ВЕКА

Сокуренко Толик – не японец,
Называет сакуру – сакУрой,
Но живёт в его аккордеоне
Вальс печальный о Маньчжурских сопках.

Вальс тревожит дряхлого соседа,
Да и я как будто прозреваю,
Представляя молодого деда
В огненных окопах Порт-Артура.

Порт-Артур!.. Увечья не забыты,
Но болит сейчас война другая…
Самураев армии разбитой
Водят под конвоем на работу.

Глаз не поднимают, тише мыши,
Гонят сквозь поля узкоколейку.
Всхлипы вальса пленники не слышат –
Только – заступ, только – звонкий гравий.

А над знойным смрадом Пьян-базара
Самураи воздвигают мрамор…
Парадокс:  пленили их недаром?
Сами, получается, не можем?..

Из клоаки духоты и пыли
Солнечным цветком фонтан пробился.
Мраморный дворец мы полюбили
И билеты брали на балеты.

Уходили в прошлое японцы,
В мирной жизни растворялись зоны,
И пылало на знамёнах солнце,
И кружился вальс аккордеона…

penson 5