November 2nd, 2013

Антология. Александр Березовский

Александр Березовский

(1944-2001)

Особый дар - писать стихи для детей.  Весело, без соплей и нудотины говорить о серьезных вещах – любви, смерти, работе, чести.
Александр Березовский, Саша, обладал этим редким даром. Полторы его книжки, увидевшие свет, наполнены весельем и  умом.

По Ташкенту Саша ходил в широкополой шляпе и длинном плаще. Он был немного пижоном от избытка таланта, но человеком  был отдельным и отдельностью своей дорожил.  Он нигде не хотел присутствовать целиком, приберегая часть себя для свободы.  В редакциях знали, что Березовский – геолог и продолжает служить. Наверно, и в геологии чувствовали, что Саша не весь принадлежит им.

Не могу вспомнить, когда мы познакомились, но хорошо помню, как показываю ему, уже другу, свой каракалпакский текст и он спрашивает, кивнув на дробные маленькие главки: «Ты заставляешь себя? Или так чувствуешь?». Вопрос был в точку.
Он бывал у меня на Курской, читал новое, говорил умно и интересно, выпивал и, что редко встречается в литературной среде, был заинтересован и ласков, к тому, что писал я.
Еще помню, как Саша рассказывал, что в фильме «Чапаев» ему нравятся каппелевцы.  Идти на смерть, куря папироску, есть в этом красота настоящего мужества.

Потом уклад рухнул, а вместе с ним - и его геология, он пошел служить в редакцию, но оказался совсем ни ко двору.  Один из друзей последнего призыва вспоминает, что озорной стишок, сочиненный как пародия на слишком агрессивную  рекламу красных кружек  кофейной компании:

Хотя удобны для руки
И выглядят довольно мило
Они для водки велики
И - видит Бог!- малы для пива…
Но не кори посуду, брат
Она практична – вот те слово!-
Так как подходит в аккурат
К похмельным порциям рассола!

вызвал  недовольство угрюмых кофейных менеджеров и был подвергнут разносу.

Отношения с новыми временами у Александра Березовского не сложились, он предпочел остался в тех временах, где улица все еще называется Пушкинской, хотя по ней не ходит Пушкин, но зато ходит другой поэт в широкополой пижонской шляпе.

berezovskiy

НО ТАК КАК…


По улице Пушкина
Пушкин не ходит,
По улице Гоголя
Гоголь не бродит,
А нашу до дырок
Уже проходил
В мохнатом пальто
Голубой Крокодил!

В карманах его
Мехового пальто
Всегда есть в подарок
нам
«Самое то»:
То самое, что
Очень редко бывает,
Что как и зовется –
Никто и не знает!

Он дарит нам это
Так просто и мило,
Что просто нельзя
Не любить Крокодила!
И мы его любим,
И дело понятное,
Что нам ему хочется
Сделать приятное!

Но так как по Пушкина
Пушкин не ходит,
А также по Гоголя
Гоголь не бродит,
То улицу нашу –
Как мы ни просили, –
Никто не желает
Назвать Крокодильей…



              Pushkinskaya ot skvera
                       Худ. В.М.Петров