December 5th, 2013

Перевод с киношного

Язык кино-эмоций.
Помню из 70-х, как в фильмах дамы в расстроенных чувствах сдирали с себя парик. Тогда был в ходу этот причиндал замужних религиозных евреек. Вместе с модой на скальпы цвета марсианских скафандров, исчез и штамп.

Когда в кино варят кофе в турке (джезве, финджане) на газовой плите, то пусть хоть раз, ну, для разнообразия, пусть оно не выкипит, не зашипит, выплеснувшись в огонь.
Жена моя говорит, что если в кино ставится на огонь турка - аттракцион с убегающим кофе гарантирован.

Ушами детей

День рождения младшего сына в ноябре. Мы с ним устраиваем день кайфа. В школу не идем, удовольствия для души, для глаз, для тела, для желудка себе придумываем. В этом году, например, помимо прочего был безлюдный герцлийский пляж, особой нежности солнце и абсолютно спокойное море, что бывает нечасто. Потом был обед в шоколадном ресторане. А еще предстоящий вечер манил наслаждениями, поэтому ничего удивительного, что как только мы взяли курс на Иерусалим, Адам блаженно уснул на заднем сидении. Проснулся он уже, когда проехали поворот на Шореш, и я спросил его элегически:
- Как выспался, сынуля?
- Хорошо, - сказал он. – Если бы ты всю дорогу не орал: «Козел! Шоб ты обосрался, мудак. Ехай уже...»

Особую прелесть его высказыванию придало то, что первая его половина была произнесена на иврите, но цитаты воспроизведены на языке оригинала.