December 15th, 2017

На самом деле человечество делится на тех, кто пересчитывает полученные из банкомата деньги и на…

Интересный разговор…


…получился у нас с Алексеем Хабаровым. О чем? Да все о том же: Ташкент, евреи, медицина.  

Кроме этих тем нас связывает общая память о двоюродном брате Алексея и моем институтском друге – Пете Калашникове. А еще нужно сказать, что Пётр и Алексей – внуки знаменитого ташкентского рентгенолога доктора Калмыкова, который по преданию был прототипом одного из героев «Ракового корпуса».

Алексей написал:

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС
(не ханукальные аллюзии)

Сопливой московской весной ноль-четвёртого года Михаила Фрадкова назначили премьером российского правительства. Вечером, того же числа, я возвращался с работы домой… Вышел из лифта - и услышал чих за спиной.
Прикрывая нос клетчатым, старомодным платком, ко мне подошел сосед из смежной квартиры, милейший старикан, профессор-физик Яков Бенцианович. Он был взволнован. Ему явно хотелось поговорить.

–  Алексей Маркович, – громко зашептал он, взяв меня под локоть, – у меня к вам еврейский вопрос. Вот скажите, зачем они это делают? Для чего дразнят русских? Неужели они не понимают, чем это может закончится?
– О чём вы, Яков Бенцианович?
– Ну, как-же? Чубайс, Лившиц... теперь – Фрадков... вы, как еврей, это, надеюсь, понимаете?
– Надеюсь, понимаю. Но, я не еврей. 

– Ка-ак? – поперхнулся сосед.

– Должен вас огорчить – ни на грамм... Честное слово! Папа у меня по метрикам – Ипполит. Марком он стал уже в школе. Его сверстники Айболитом задразнили...

Несколько секунд Яков Бенцианович, оторопело смотрел на меня... но жажда общения победила. 

Collapse )