June 5th, 2021

СТАРЫЕ КАРТОЧКИ

Понимаю: это еще менее интересно, чем то, что я обычно выставляю. Но тем не менее — вывешу. Чтобы целее было.

Год 1937-38. Местечко Новоукраинка Кировоградской области.Слева стоит моя бабка Гитль (она называла себя Катя). Рядом с нею сидит мой дед Акива.  У его коленей стоит моя тетка Рая, единственная живая сегодня из всех. Старик с белой бородой – Герц Книжник, отец Гитль и, следовательно, мой прадед. Он умрет летом 1941 года в ходе эвакуации. Правее – прабабушка Хава, его жена. Над ними стоит их сын Аркадий. Я его помню. Он уедет в Москву и умрет в конце 60-х совсем нестарым. Рядом - его жена Буся. Она с семьями детей уедет во второй половине 80-х в Америку и умрет в Нью-Йорке в конце XX века. На руках они держат своего первенца, Льва. У дяди Левы будут большие черные усы, как у Яна Френкеля, он будет работать парикмахером на Казанском вокзале. А потом уедет в Америку. А справа стоит мои папа, ему лет 12-13. Примерно тогда о нем писали в местной газете «Колгоспник», что он отличился на сборе металлолома. И дед Герц гордился этим. А еще он говорил: «Штулинер – се ништ гит»,  переводил на идиш фамилию Сталина.
Год 1937-38. Местечко Новоукраинка Кировоградской области.Слева стоит моя бабка Гитль (она называла себя Катя). Рядом с нею сидит мой дед Акива. У его коленей стоит моя тетка Рая, единственная живая сегодня из всех. Старик с белой бородой – Герц Книжник, отец Гитль и, следовательно, мой прадед. Он умрет летом 1941 года в ходе эвакуации. Правее – прабабушка Хава, его жена. Над ними стоит их сын Аркадий. Я его помню. Он уедет в Москву и умрет в конце 60-х совсем нестарым. Рядом - его жена Буся. Она с семьями детей уедет во второй половине 80-х в Америку и умрет в Нью-Йорке в конце XX века. На руках они держат своего первенца, Льва. У дяди Левы будут большие черные усы, как у Яна Френкеля, он будет работать парикмахером на Казанском вокзале. А потом уедет в Америку. А справа стоит мои папа, ему лет 12-13. Примерно тогда о нем писали в местной газете «Колгоспник», что он отличился на сборе металлолома. И дед Герц гордился этим. А еще он говорил: «Штулинер – се ништ гит», переводил на идиш фамилию Сталина.
Collapse )