September 9th, 2021

ИЛЬДАР ГАЛЕЕВ ПРО МУЗЕЙ В ИВАНОВО

Взято отсюда. Посмотрите, там и картин больше.

В Ивановском музее, среди исключительного по своему ассортименту и качеству собрания предметов изо, и чего только нет: от лихого Врубеля («Наяды»), минуя рафинированных куртуазианцев из Петербурга (Бенуа, Добужинский, Сомов, Григорьев) и до передовой конницы авангарда. Музей, как ему и полагается, оказался инвентаризованным складом материализовавшихся высказываний: и тех кто строил мир, кто его дополнял и совершенствовал, и кто уничтожал безжалостно. 

Там есть дедушка братьев-кинорежиссеров, и чем чаще мне он встречается – тем настойчивее вспоминаю, что не сын за отца не в ответе, а скорее наоборот - отец за сына. 

Еще дедушка – теперь уже несравненной Натальи Ивановны Бруни (AKA Бруняша). С ним связано другое: мысль о нереализованности потенциала живописца, просто в силу невозможности остановиться-осмотреться-подумать в центростремительном вихре событий. 

Есть художница, у которой с великим русским философом, кроме общей фамилии, еще и дата смерти почти та же, с разницей в пару месяцев. Ее автопортрет (почему-то в экспликации названный этюдом, хотя вещь законченная и подписная) – далеко не «опавшие», а цветущие листья русской живописи. Ее же «Трефовый валет» - дерзкий авантаж против рутины и замшелых приемов. 

Школьник – да не тот: колорит горит, по-сапуновски промазан в холст, а ведь скоро уже эти массы назовут соплями, и - поделом. 

Collapse )