mknizhnik

Category:

ЕВРЕЙСКИЙ УЧАСТОК БОТКИНСКОГО КЛАДБИЩА


Боткинское – большое и старое христианское кладбище Ташкента. Называется так по имени того самого доктора, который «желтуху изобрел», кладбище находилось на улице Боткина. Может быть этой улице удалось и поныне сохранить своё имя, не знаю. 

Кладбищенская церковь не закрывалась даже во времена самых воинственных безбожников. 

Там похоронены многие легендарные ташкентцы, строившие, лечившие, торговавшие, учившие, разбивавшие сады. Семьи Сваричевских-Керенских, Гориздо, Маллицких-Остроумовых. Там лежат погибшие в авиакатастрофе футболисты «Пахтакора» и венгерские пленные первой мировой войны. На могиле художника Генриха Саакяна установлен тончащей резьбы хачкар.  Здесь растворилась в небытии могила легенды Серебряного века  Елизаветы Дмитриевой – Черубины де Габриак.

В 30-е годы кладбище шагнуло на другую сторону улицы, и эта часть стала ташкентским Новодевичьим. Мусульманским Новодевичьим был Чигатай, а все остальные знаменитости – русские, армяне, евреи, корейцы – лежат здесь, на Коммунистическом. Профессора ТашМИ, дочь Есенина Татьяна, поэт Файнберг, легендарный тренер Сидней Джексон и многие-многие другие.

Оказалось, что на старом Боткинском помимо армянских участков, или как говорят в Ташкенте – «карт», есть и еврейские. Недавно Ирина Безрукова, ташкентский краевед и фотохудожник, побывала там и опубликовала снимки.  Вот здесь много фотографий.

Участки неухоженные, но сохранные. Это важный момент. На еврейском кладбище в Венеции я понял, как это важно, когда только время, а не злые руки властны над могилами.

Большинство захоронений 1942 года. Здесь лежат счастливчики, которым удалось добежать до Ташкента, которые не заполнили собой рвы, не вмерзли в блокадный лед, их эшелоны не разбомбили на бреющем. Они добрались до Ташкента, чтобы здесь найти свое последнее пристанище. Полное кладбище счастливчиков.  Их родне хватило денег на цементный памятник с вмазанной в него мраморной доской. Цемент тогда еще делали качественный, на годы.

В основном женщины, старые и не очень, но есть и мужчины, дети. Редкие надписи дублированы на иврите, несколько – на идише. На некоторых обелисках есть магендавиды.  

Но на многих, на очень многих написано «из Москвы», «из Одессы», «из Витебска». Им было важно указать это.

Как еще рассказать о неизбывной еврейской судьбе, о беженстве, о бесприютности, о смерти изгнанником, о могиле вдали от дома. Даже если дом не был домом или был домом совсем недолго – на одно, два, три поколения. Но здесь, в Ташкенте они чувствовали себя бездомными. В моем Ташкенте, который тридцать лет был для меня символом незыблемости, был домом. А потом оказалось, что все как всегда – на одно, два, от силы – три поколения… 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.