mknizhnik

Category:

УМАР РАДЖАБОВ. КАТАЛОГ

Источник

Несколько лет назад я уже писал про Умара. 

1 декабря 2018 года во Дворце творческой молодёжи (ДТМ) состоялось открытие персональной выставки Умара Раджабова.


Предлагаем текст каталога выставки, написанный Михаилом Книжником. С фотографиями Умара Курбанова.

Художник Умар Раджабов

Умар – молодой, красивый и талантливый. Поэтому от избытка сил форсит, пижонит, красуется. Знаете, это вполне ташкентская традиция. Вы помните молодого и красивого ташкентского художника, который ходил в коротких штанах, берете и наброшенном на плечи плаще? Не помните? Это было не очень давно, в 20-х годах, прошлого, 20-го века. А звали художника Александром Николаевичем Волковым. Это уже потом он стал «мастером гранатовой чайханы».

Но главное, что Умар Раджабов не только талантлив, но и работает по-настоящему, по-взрослому.

Мальчик из Хорезмского кишлака, учившийся рисовать, перерисовывая иллюстрации из книг, Умар уже знает, что в искусство не попадают по квоте для «областных», и поэтому честно и мужественно ищет свою дорогу, осваивает опыт, накопленный мастерами прошлого.

К своим тридцати трем он уже много умеет. Может написать полотно в духе соцреализма, в духе фресок со сталинского ВДНХ, а может написать мерцающую мистическим орнаментом резную узбекскую дверь, которая напомнит мерное чередование колон Дворца дожей на картине Рёскина. Иногда у него выходят вещи абсолютно абстрактные, и это не холодная, головная абстракция, а настоящее, страстное, бурлящее цветом и формой высказывание. Но главное направление поисков Раджабова – живопись фигуративная, реалистическая. Но не гладкий коммерческий псевдореализм, а настоящий, искренний взгляд на жизнь. Он видит и радость желтых саманных дувалов и глубокие синие тени во впадинах на костреце коровы, и усталую пластику склонившейся к ее вымени женщины.

Умар уже умеет находить поэзию в вещах будничных, в лотке уличной торговки, что на мой вкус является поэзией высшей пробы. Я испытываю радость от узнавания курта, мешочка с насваем, а главное – поседевшей от времени корзинки из «совпластитала».

Провинциал, он шаг за шагом осваивает Ташкент. Для него это – и столица его страны, и Большой города, манящий соблазнами и огнями, в котором ему нашлось место. Надо сказать, место не из последних. Казалось бы, Умару не доступна моя щемящая грусть при взгляде на город прошедшей молодости, рассеявшихся любовей и завязавшихся навечно дружб. Он молод, полон сил, что ему тени прошлой жизни. Но и он копит опыт горечи и потерь. И он осознает, что кинотеатрик, написанный им дважды – при вечернем и утреннем свете, снесен, а значит его картины уже смотрят на нас взрослым печальным взглядом и рассказывают о том, как было, о исчезнувшем Ташкенте прежних времен. И трамвай, навеки убежавший с улицы Навои, нашел себе приют на полотне художника. И срубленная чинара в белом носочке все еще сияет у него гладкостью проступающего из шелухи ствола.

Уже много лет я с уважением и интересом слежу за усилиями Умара Раджабова по постижению себя и мира. И верю, что эти усилия еще долго будут приносить плоды прекрасных картин.

Михаил Книжник

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.