mknizhnik

Category:

АЛЬВИНА ШПАДЫ

Делаю перепост отсюда

И еще одна статья.

Памяти Альвины Шпады

В Нукусе простились со старейшим реставратором Узбекистана

  • 24.06.19 14:35  


Альвина Шпады (в центре). Фото с сайта Xs.uz

22 июня скончалась Альвина Андреевна Шпады – заслуженный деятель культуры, художник и старейший реставратор Узбекистана.

Альвина Шпады родилась в 1935 году в Марыйской области Туркменистана в семье немцев-переселенцев. Окончив художественное училище им. Ш.Руставели, она некоторое время работала преподавателем черчения и рисования в средней школе.

В 1960 году она впервые приезжает в Нукус, устраивается на работу в Каракалпакский филиал Академии наук Узбекистана. Именно в столице Каракалпакии происходит судьбоносная встреча Шпады с художником, этнографом и основателем одного из крупнейших музеев Узбекистана Игорем Савицким.

В 1962 году Шпады поступила в Ташкентский театрально-художественный институт им. Островского на отделение «художник по тканям». Однако на третьем курсе ее переводят в Московский текстильный институт. Окончив это заведение по специальности «Художественное оформление и моделирование изделий текстильной и легкой промышленности», в 1969 году она возвращается в Нукус, где начинает работать в музее Савицкого в качестве реставратора тканей и вышивки.

Помимо этого, Шпады создает свои картины, которые поражают разнообразием жанров. Она постоянно экспериментировала, обыгрывая излюбленный монументализм. Вдохновением для нее стало творчество мастеров узбекской живописной школы 1920-1930-х годов, таких как Александр Волков и Николай Карахан.

Кроме работы в нукусском музее, Шпады активно сотрудничала с театром драмы и комедии имени К.Станиславского (ныне – Каракалпакский государственный музыкальный театр имени Бердаха), работая в должности художника-постановщика. В 1980 году ее пригласили художником по костюмам на фильм «Непокорная», и Шпады блестяще справилась со своими задачами.

01 /7

02 /7

03 /7

04 /7

05 /7

06 /7

07 /7

Альвина Шпады. Фото Наили Гарифулиной из Facebook

Альвина Шпады. Фото с сайта Daz.asia

Альвина Шпады. Фото с сайта Museum.kr.uz

Альвина Шпаде (справа). Фото с сайта Mytashkent.uz

Альвина Шпады. Фото с сайта Nuz.uz

Альвина Шпады. Фото с сайта Enews.uz

Музаффара Ишанова и Альвина Шпады. Фото из личного архива Ишановой

В музее Савицкого неоднократно проводились персональные выставки работ Шпады. В частности, в 2015 году прошла выставка «Мир Альвины Шпады», посвященная 80-летнему юбилею художницы, а в 2018 году — выставка «Каракалпакстан — любовь моя навеки», на которой были представлены не только живописные произведения, но и сюзане, ковровые изделия, выполненные по ее эскизам на основе каракалпакских орнаментов.

Альвина Шпады навсегда оставила яркий след не только в истории музея Савицкого, но и в культуре Узбекистана в целом, став живым воплощением профессионализма, таланта и преданности искусству.

По просьбе «Ферганы» воспоминаниями об Альвине Шпады поделились ее коллеги и друзья.

Мариника Бабаназарова, искусствовед, бывший директор Каркалпакского музея имени Савицкого:

— Альвина Андреевна была необыкновенным человеком. Наверное, она была для меня вторым по значимости, после Савицкого, человеком в музее, который многому меня научил. В ней я видела пример преданности своему делу. Но, к сожалению, с ней поступили очень жестоко, когда в 2015 году незаслуженно обвинили ее, как и меня, в подделке картины Карахана «Девушки, собирающие тюльпаны». Тогда же ее, пожилого человека, вызывали в прокуратуру. Она сама по этому поводу отшучивалась, но, вы понимаете, шутки шутками, а обвинение было серьезным. Тем более что после этого началась откровенная травля: ее же коллеги собирали подписи под обращением, что Альвина Андреевна не может работать. В итоге осенью 2017 года ее уволили, после чего она перенесла инсульт.

В мае текущего года на выставке работ из коллекции нукусского музея имени Савицкого в ташкентской национальной галерее в числе прочих была представлена и эта картина Карахана. И я тогда еще говорила, что если бы она была подделкой, ее бы не привезли в Ташкент. Однако никто перед ней, как и передо мной, не извинился. Это же все не проходит бесследно.

В последние годы Альвина Андреевна планировала уехать к родственникам в Германию, но так и не уехала. Надо сказать, она, чья семья когда-то, как и многие семьи волжских немцев, была переселена в Среднюю Азию, не уехала туда и двадцать лет назад. Потому что считала, что музей – это ее дом, и никакой рай в Германии ей не нужен.

Но с ней поступили очень жестоко. Хотя я неоднократно говорила, в том числе и в Министерстве культуры, что таких специалистов, как она, нужно держать хотя бы консультантами, чтобы они пусть не работали, но учили молодежь. Но этого сделано не было. Конечно, после ее смерти можно говорить, что это возраст, что дай Бог каждому дожить до 84 лет. Но я-то ее потенциал знала – она еще много могла принести пользы.

В конце прошлого года в нашем музее в преддверии визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Германию по инициативе Комитета по делам национальностей при правительстве республики прошла персональная выставка ее работ – Альвина Андреевна занималась живописью, сценографией, созданием театральных костюмов. Хорошо, что, как говорится, Бог послал нам такой опыт, чтобы незадолго до смерти мы ее чествовали.

Это был очень чистый, честный человек, который служил своей родине и народу. Сейчас это звучит, может быть, пафосно, но это когорта тех людей, которые верили в свое предназначение – служить народу, служить искусству. Так что, очень и очень жаль.

Музаффара Ишанова, в недавнем прошлом – старший научный сотрудник музея Савицкого, а ныне – студентка Института художеств и дизайна им. К.Бехзода:

— Сколько я к ней в последние годы ни приходила, она всегда рассказывала про каракалпаков – про их искусство, как она любит эту землю, поэтому никуда уезжать не хочет. Что живет только ради музея – это были ее слова. И я жалею, что, учась в Ташкенте, в последние месяцы, когда она болела и не вставала с постели, так и не смогла ее навестить.

Я запомнила ее веселой. Она была вспыльчивой, но очень быстро отходила. Иногда поругивала Савицкого, но делала это с любовью. В последний раз мы с нею виделись в январе прошлого года, когда я приехала в Нукус на каникулы. И вот тогда она мне дала напутствие, чтобы после учебы я обязательно вернулась работать в наш музей.

Альвина Андреевна родилась 31 января, и в следующем году к своему 85-летнему юбилею она планировала провести в музее Савицкого персональную выставку. На ней она собиралась представить свои работы, которые ранее никому не показывала. И вообще, она надеялась поправиться и возобновить работу. Очень жаль, что она ушла.


Александр Волков, художник:

Не стало Альвины Шпады. Все, кому небезразлична судьба музея им. И.В.Савицкого, принимают близко к сердцу уход этого верного соратника создателя уникальной коллекции.

В последние годы, особенно после выставки в Москве «Золото Нукуса» в ГМИИ им. Пушкина, возник огромный интерес к собранию и судьбе музея. Несправедливое отстранение от должности директора М.М.Бабаназаровой и фактически начало развала коллектива сотрудников, столько лет верой и правдой служивших делу музея, всколыхнуло общественное мнение.

Мало кто задумывался, наслаждаясь картинами из этого собрания, что почти все они прошли через внимательные, любящие руки реставратора Альвины Шпады. Многие работы попадали в музей в жалком состоянии, были на грани полного разрушения. Как экстренный врач, с первых дней организации музея она принимала и оказывала первую помощь своим пациентам, следила за их состоянием, и вот её грубо и безжалостно, без всяких на то оснований, отстранили от дела её жизни. После стольких лет бескорыстного служения получить такую оценку её труда было жестокой несправедливостью, которую она тяжело переживала.

Судьба была несправедлива к ней с самого начала жизни. Она была выходцем из семьи обрусевших немцев, не по своей воле оказавшейся в Туркмении. Но будучи художником, она сумела полюбить этот край и горячо к нему привязаться. Поэтому, получив приглашение от Игоря Савицкого поработать в музее, приняла его как единственно верное продолжение своей творческой жизни. Непросто каждый день общаться с шедеврами искусства ХХ в, изучать технологию и возвращать к жизни картины художников самых разных стилей, и при этом сохранить и обрести своё лицо, но ей это удалось. Надеюсь, что в музее проведут мемориальную выставку и для её работ найдут место в постоянной экспозиции.

Ей посчастливилось попасть в орбиту верных сотрудников и сподвижников Игоря Савицкого. В те годы мало кто из не родившихся в Нукусе мог выдержать непростую бытовую жизнь, жесткий климат этого края. И уж совсем мало кто мог предположить, что здесь, в провинциальном городе, создаётся великий музей. И Альвина Шпады была как раз тем человеком, который с первых дней поверил в дело создания музея, она посвятила ему свою судьбу.

Наше знакомство состоялось пятьдесят лет тому назад. Тогда в небольшом коллективе она была яркой, запоминающейся фигурой. Выше среднего роста, стройная, с мальчишеской фигурой, с короткой стрижкой, в одежде, выгоревшей на солнце, тогда она только вернулась из археологической экспедиции. С самого начала знакомства она как бы сразу устанавливала дистанцию: говорить с ней нужно по делу, без тени кокетства и снисходительности. Думаю, этой позицией и некой жесткостью она защищала свою тонкую и ранимую душу, которая с годами раскрылась в её творчестве.

На протяжении десятилетий во время наших приездов в Нукус общение всегда было посвящено творческим проблемам, мы говорили о делах музея, смотрели и обсуждали её этюды и картины и никогда не затрагивали никаких бытовых проблем. Это были встречи профессионалов. Постепенно, с годами у Альвины устанавливались личные отношения с нашей, как нас называли, бригадой. С Евгением Кравченко, тонким художником и мягким человеком, у нее сложились не только профессиональные, но и семейные отношения, с Дамиром Рузыбаевым, не только скульптором, но и реставратором и директором Ташкентского музея искусств, обсуждались музейные дела. С нами, со мной и Валерием, всегда велись разговоры о живописи, иногда остро дискуссионные и жаркие.

С годами менялся облик Альвины, она становилась мягче и внешне женственнее, но в делах музея и своей живописи она всегда оставалась бескомпромиссной и не уступала ни пяди.

В восьмидесятые годы сестра стала уговаривать её переехать на ПМЖ в Германию. Но посоветовавшись с Игорем Витальевичем Савицким, она осталась. Как ради более благополучной жизни бросить музей, любимые картины, часть из которых она уже вылечила, но многим другим требовалась ее помощь? Оставить коллег, а главное — покинуть этот край, который был главным содержанием её творчества, эту землю, которая стала для неё родной?! Для неё это стало бы предательством.

В эти годы на смену Савицкому пришла молодая Мариника Бабаназарова, ещё неопытный руководитель, для которой Альвина Шпады стала верной опорой и советчиком в трудных делах музея.

После смерти Савицкого ситуация обострилась. Бесконечные комиссии, проверки, вмешательства чиновников самых высоких уровней, большей частью не профессиональных, ставили музей на грань закрытия и переформатирования коллекции. Все эти годы она была верным и несгибаемым бойцом за дело Игоря Савицкого. Но они выстояли! Наступила пора строительства здания и получения новых помещений для хранения фондов. А что означает переезд после завершения строительства? Это перемещение десятков тысяч единиц! Как это можно сделать без главного реставратора?

В новом здании жизнь музея постепенно входит в размеренное русло, появляются Общества друзей музея в Париже, Лондоне, Нью-Йорке. И вот когда в Нукусе готовились к 100-летнему юбилею Савицкого, вдруг, как гром среди ясного неба, всю задуманную музейную программу сворачивают, а Маринику Бабаназарову и Альвину Шпады вызывают в Ташкент к следователю и отстраняют от работы. Всё это – по письму непрофессионального реставратора, в сущности, состряпавшего донос. Мотивы этих действий неясны до сих пор. Но извинения так и не были принесены, оклеветанные сотрудники не восстановлены на работе. В 2018 году в Москве с большим успехом проходит выставка «Золото Нукуса». Как же горько было на душе у тех сотрудников, которые положили жизнь на создание этого музея. Их так и не пригласили на эту выставку!

Мне кажется, именно эта несправедливость сломала такую крепкую духом и характером Альвину Шпады. Такого удара, когда её не пускают в здание музея, она не перенесла.

Альвина упокоилась на том же кладбище, что и Игорь Савицкий, в 20 метрах от его могилы. Земля Каракалпакии с благодарностью примет прах этих людей, столько сделавших для её славы. Их имена должны быть вписаны золотыми буквами в историю культуры этого края.

Сид Янышев, Азиз Якубов

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.