Categories:

П.ПЕРЦОВ. ИЗ КНИГИ "ВЕНЕЦИЯ", 1905

В  книге о Венеции удивительно сочетаются тонкие и умные суждения о искусстве и истории с нелепыми и поверхностными —  о окружающей автора действительности. 

Вот, начав описывать памятник кондотьеру Коллеони напротив скуолы Сан-Марко, Перцов переходит на рассуждения о характере наёмника, а кондотьера можно определить и так, а потом идет вот этот текст:

Он грызся с себе подобными и уничтожал окружающее, как щенок грызёт и рвёт все вокруг себя для упражнения молодых своих зубов. (Это автор все еще про Коллеони)  Вот в чем коренная разница между тем временем и нашим, и чего нельзя упускать из виду, говоря ״за״ и „против״ войны. Современная война и бойня средних веков — далеко не одно и тоже: между ними различие утилитарного и чистого искусства. Теперь война, правая или неправая, ведется всегда с определенною целью, с достижением которой общественное напряжете кончается. Война в средние века не имела, в сущности, целей, а лишь те или другие предлоги. В основании же она была бесконечной и самодовлеющей —это было просто физическое упражнение молодого общества. Исключение составляли разве войны религиозные, поскольку и они не переходили вскоре в то же упражнение. Поэтому война была нормальным состоянием общества — настолько же правилом, насколько ныне является исключением. Как в древнем Риме за десятки веков насчитывалось всего несколько месяцев закрытия храма Януса, так в средневековой Европе „bellum omnium contra omnes״ была не философской метафорой, а «реальной действительностью», говоря нашим газетным языком. В этом смысле война кончена. Современное европейское человечество — хотим или не хотим мы этого — вышло из фазы действия, движения, борьбы, и не возвращается в нее из иных широт – созерцания и мысли, не иначе как в виде необходимого и ограниченного во времени рецидива. Здесь же, в Венеции, на другом конце города, стоить статуя Гарибальди—вот современный полководец, современный герой действия, вождь последнего итальянского ״рецидива", на памятнике которого можно точно обозначить мотив его героизма. На памятнике Гарибальди в Риме он и вычеканен: ״Roma о morte!" — ״Рим или смерть". А когда Рим взят, герой удаляется на Каперу, потому что его роль кончена. Для Коллеони его роль могла кончиться только с его жизнью, потому что ״действие" было единственным содержанием последней. Надпись на памятнике называет имя и говорить о благодарности республики, но на нём нетъ и не могло бы быть никакого девиза... кроме разве того же изречения Гоббса.

Автору предстояло прожить 42 года после выхода книги. Увидеть Первую мировую, революцию, гражданскую, победу социализма в отдельно взятой стране, Великую Отечественную. Европейское просвещенное человечество показало ему , что способно на гораздо большие зверства и бессмысленные бойни, чем во времена кондотьера Коллеони.

Бедный, бедный Петр Петрович! 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.