mknizhnik

Categories:

ВАДИМ МУРАТАНОВ "ПУТЕШЕСТВИЕ"

В «Новом мире» опубликовано прекрасное стихотворение Вадима Муратханова. Журнал не позволяет копи-пейстить, что выглядит в нынешнем мире глупо и отстало.

Вадим Муратханов

ПУТЕШЕСТВИЕ

1. 

Ну хорошо, представь себе Нукус.

Его воды солоноватый вкус,

когда встречается с зеленым чаем, 

становится почти незамечаем.

За кадром и Савицкий, и Бердах –

лишь ветер завывает в проводах.

По вечерам нукусцы увлеченно,

священной дружбы преступая грань,

бросают и булыжники, и брань

в железные ворота гарнизона.

Гостиница. Стрекочет тусклый свет.

Каракалпачка тридцати трех лет

(а в этом освещенье дашь все сорок)

кудрява, черноглаза и худа,

и двух парней вниманием горда,

хоть ни один ей, в сущности, не дорог.

Не то чтобы я сам ее люблю,

но ни за что ее не уступлю

какому-то залетному курсанту.

Он коренаст. Его зовут Айдын.

А я растерян и совсем один,

и не пошлешь курьера к секунданту.

Я подымаюсь медленно к себе

к неравной приготовиться борьбе.

Напяливаю свитер, как кольчугу.

А после окунаюсь в темноту

и снег топчу по замкнутому кругу

с солоноватым привкусом во рту.

2.

Перенесемся ниже: Бухара.

С утра невыносимая жара,

а я устал и третий день простужен,

и никакой попутчик мне не нужен.

Но северянка у меня в гостях.

Мы смотрим мир на разных скоростях.

Иначе слышим звуки смуглой речи.

До неприличья кожа плеч бела.

И мне досадно, что она ждала 

чего-то большего от нашей встречи.

Ляби-Хауз. Знакомые мои –

друзья друзей или родня родни –

любезны так, что и не подкопаться.

Пьют жаркими глазами белизну

и на какой-то пляж зовут купаться 

не столько нас, сколько ее одну.

3.

Теперь во двор, где в окруженье роз,

неназванный еще, физалис рос

в коробочках румяных и бумажных,

среди саманных стен одноэтажных.

Не проходило во дворе ни дня,

чтоб не стеклась степенная родня –

будто незримой нитью всех связали –

на «запорожцах» и на «москвичах»

поговорить, потягивая чай,

о датах, детях, ценах на базаре.

И вот представь: мой двор еще плывет.

Непотопляем разноцветный плот.

Недвижима вода семидесятых.

Желтеет выгоревшая трава.

И груша там, и яблоня жива

дуплистая, еще плоды висят их.

Он безвоздушен, этот древний мир.

Он населен ушедшими людьми.

Взглянуть в него из одного скафандра

нам не дано: двоим здесь места нет.

Но что пред ним хивинский минарет

и что пред ним красоты Самарканда.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.