mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Categories:

Антология. Сергей Марков

Сергей Марков
(1906-1979)

Сергей Николаевич Марков прожил не короткую для своего времени и своей биографии жизнь. Недюжинность личности была по всей видимости наследственная. Про деда по материнской линии энциклопедии говорит вскользь, через запятую: «крепостной, потом врач». Какая пылкость фантазии нужна, что бы дорисовать детали этой судьбы?
Сергей Николаевич  успел сделать и пережить многое. Сидел по политической статье, воевал неюным рядовым в Великую Отечественную, путешествовал и писал книги о путешественниках, писал стихи и прозу, его стараниями восстановлена Триумфальная арка в Москве и присвоено имя Александра Грина острову в Тихом океане.
Недолгое пребывание в Туркестане одарило нашу антологию двумя текстами, полными духа города, несколькими штрихами воссоздавшими эпоху двадцатых, эпоху отчаяния и надежд. Кинотеатр «Хива» был бизнесом, как теперь говорят,  ташкентского Великого Князя, находился напротив его дворца и благополучно дожил землетрясения.

                                 

                                                              markov_sn


                                              ОСЕНЬ В ТАШКЕНТЕ

В Ташкенте утром пыльные лучи
В решётчатые окна заструятся -
И ты придёшь. Я вздрогну… Научи
В минуты встреч с тобой не задыхаться!

На цыпочках неслышно подкрадись!
Я позабуду вкрадчивое горе.
Подумай, как неповторима жизнь,
Огромная и громкая, как море!

Пусть на минуту мы — счастливей всех.
Заплакал тополь? Лоб к стеклу прижму я, -
О, этот среднеазиатский снег
Теплее и лукавей поцелуя!

И улица сегодня нам люба;
Взгляни в окно, — не в меру голосиста,
Гремит синеколёсая арба
И грязью обдаёт кавалериста.

Любить и знать — не за одним — за всех,
Что над Ташкентом — облака, как льдины.
Что юность тает, как осенний снег,
И назревают первые седины!

                                        1931



   КИНЕМАТОГРАФ «ХИВА». Год 1920-й


И толпа по-своему права –
Подавай ей громкие картины,
У кинематографа «Хива»
На плакатах скачут бедуины.


…Мгла пустынь, похожая на сон,
И нашивки черные пилотов,
Бравый иностранный легион
Целый день лежит у пулеметов.


Темной кровью землю обагрив,
Уползая за кусты мимозы,
Умирает благородный рифф,
Льются глицериновые слезы.


Пошлостью заезженных легенд
Веет от потертого экрана,
Над тобой сейчас висит Ташкент,
Холст заката, рваного, как рана.


И напротив, у больших дверей –
Портупей начищенные пряжки,
Бороды хивинских главарей,
Шлемы и зеленые фуражки.


Ведь эпоха гордостью детей
До краев наполнится, как соты;
Строгий вход в Иллюзион Страстей
Сторожат клинки и пулеметы.


И плакаты дела и борьбы
Утверждают право человека
Славу исторической судьбы
Уложить в одной двадцатой века.


Перечтет история сама
Все дела от Пянджа до Аракса!
Пленного высокая чалма
Склонена перед портретом Маркса.


Жителям ущелий и пустынь
Зов газет нетерпеливей моря –
Новая, гортанная латынь
Восклицает: «Побежденным – горе!»

                                              1929


Xuba
Tags: антология "Ташкентский дворик"
Subscribe

  • КАРТОЧКИ

    Пришло время следующего выпуска разных снимков, застрявших в моем телефоне. Внезапно вынырнувший снимок сорокалетней давности. Парк…

  • КАРТОЧКИ

    Сентябрьский выпуск. Знаете чья работа? Не знаете. Пикассо, пятнадцатилетний. Кафе "Уголок", Ташкент. На…

  • КАРТОЧКИ

    Вот подумал: а не показать ли некоторые снимки, осевшие в последнее время на моем телефоне. Завораживающий выезд…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment