mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Categories:

Антология. Михаил Гар

Михаил Гар
В официальной справке сказано: Михаил Гар родился в ташкентской махалле Шейхантохур в 1956 году. Стихи начал писать школьником.  Окончил ТашГУ (НУУз), факультет журналистики. Работал корреспондентом УзТАГ, главным редактором в Издательском доме «АККА» (Санкт-Петербург), печатался в журналах «Молодая смена», «Молодая гвардия», газете «Ташкентская правда». Долгое время жил в Петербурге и Нижнем Новгороде, занимался журналистикой и PR-ом.
В 2011 г. по возвращении на родину в Издательско-полиграфическом творческом доме им. Гафура Гуляма Михаил Гар небольшим тиражом опубликовал свой поэтический сборник «Тень богомола», включающий стихи, написанные в разные годы в разных городах...

В 70-80-х по Ташкенту бродили молодые люди, имеющие в запасе папочку с ненапечатанными стихами. Бродили они похожими орбитами: между кабинетом №10 в Союзе писателей на Сквере, где всегда поили крепким чам, между «Пионером Востока» и «Комсомольцем Узбекистана» на Ленинградской, и журналами «Корреспондент» и «Молодая смена» в башне, что напротив музея Ленина. Дружбы были редки среди этих молодых людей, так, высокомерный кивок обозначал, что они знают о существовании друг друга.
Почти все они не  живут сейчас в Ташкенте. Уехали, поумирали. Некоторые все же остались, и живут в городе.
А вот Миша Гарбузенко – единственный, который уехал и - вернулся.

                                       
m gar


Завет

В Ташкенте петербургская погода.
С утра туман. А в семь играют Брамса.
Концерт для азиатского народа –
Как западная форма реверанса.
С утра был плов, и праздник был с утра.
Великий праздник обрезанья плоти –
Большая редкость в городе Петра,
А тут, извольте – при любой погоде.
Таков завет. Так положил Господь.
Так входит в жизнь незнающее детство:
А что как вдруг оттяпанная плоть
И вправду есть единственное средство –
Быть узнанным, когда подступит час
Для отпущенья или наказаний;
И эта метка (в профиль и анфас)
Избавит от ненужных оправданий.
Сбежала дрожь по медленным смычкам.
Поднялся зал, восторгом освещенный.
…Тот мальчик спит, доверенный сверчкам, –
Все пережив, и, может быть, прощенный.




***
До землетрясения здесь был дом,
И я жил в нем.
Я жил с ним – его сын.

Я стар. А дома нет.
На его месте другой дом,
И другие люди, выходя из подъезда, идут след в след
По той дорожке, где я ходил босиком.

У нас, в махалле, говорили «здравствуй» от души.
Нам, еще не умевшим драться, делали обрезание.
Согрешив, мы прятались в камыши –
Чтобы избежать родительского назидания.

Я могу рассказать,  как готовят плов,
И готовящий плов, как над сурой Корана,
Склоняет голову над казаном; а когда плов готов,
Восклицает: «Осанна!»

Говори на любом языке, главное – в масть;
Слог прислоняется к слогу — как обнимает друга.
Каждый из нас – неотделимая часть
Общего круга.

А по кругу плывет пиала –
С зеленым чаем или с зеленым змеем.
Знаю одно: наши души и наши слова –
Это лучшее, что имеем.

ПОЧТИ  ЗАВЕЩАНИЕ

Не стою слезы-одиночки.
За что мне такое дарить?
Строка - с отрицанием точки -
Сама умудряется жить.

Не надо разрозненным хором
Крошить похвалу и хулу.
Развейте мой прах над Анхором.
А дальше я сам доплыву.


0082
Tags: антология "Ташкентский дворик"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments