mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Categories:

Антология. Сухбат АФЛАТУНИ (Евгений АБДУЛЛАЕВ)

Сухбат АФЛАТУНИ (Евгений АБДУЛЛАЕВ)

Евгений Абдуллаев знал, что делал, когда взял псевдоним Сухбат Афлатуни, что по-узбекски означает – Диалоги Платона.  Нужно учесть, что Абдуллаев не только широко образован, но и просто – выпускник философского факультета, он соединил в этом имени один из краеугольных текстов европейской цивилизации с узбекским языком, обозначив таким образом направление вектора своего творчества.
В прозе Сухбат Афлатуни совершает героические усилия по введению Ташкента в контекст не только русской, но и мировой литературы. Его проза разнообразна и пластична. Читать ее не легко, но усилия эти обычно вознаграждаются.
В стихах он не ставит перед собой больших задач, оставаясь больше собой, Женей Абдуллаевым, мятущимся, страдающим. В том числе и наблюдающим изменения, происходящие с нашим городом, в котором он, в отличие от многих продолжает жить.

Abdulaev


БЫВШЕМУ ПАРКУ ГОРЬКОГО В ТАШКЕНТЕ

Парк Горького был горьким, как миндаль,
который в нем старухи, как скворчихи,
носили в клювах; хрупким, как мальчишки,
что дамам покупали тот миндаль,
а иногда прислушивались к небу —
там облака звучали, как хрусталь.

Миндаль завернут был в тетрадный лист
в линейку, на которой мыли раму
и пели про войну под фонограмму —
семь зерен и один измятый лист;
любовники хрустели, глядя в небо —
там, между веток, спрятан был арфист.

Арфист, как крестовик, бродил по струнам.
Аттракционы бегали по кругу.
И прямо с неба сыпался миндаль.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Иное время — разбросало зерна,
и карусели вырывало с корнем;
и обмелело, оскудело небо.
Жаль горьких зерен?
Может быть, и жаль.


* * *
Снова материк идет на дно;
Он веками – то всплывет, то тонет;
В воду превращается вино,
Погружаясь в первозданный омут.

Внешне все – привычной чередой:
Строятся базары и палестры.
Все на месте. Только под водой.
Под водой всему найдется место.

Те, кто сверху, ждут от нас вестей,
Кислород в посылках присылая.
Я уже на шеях у детей
Тоненькие жабры замечаю.

В бесконечный шар слепились дни
Погруженья нашей Атлантиды.
Только Ты, Богиня, не тони;
Не исчезни в пене, Афродита!

Родогуна, Девочка с веслом,
С персиками, неженка на шаре –
Как тебя, туристку, занесло
На подводном торговать базаре?

Для чего ты с нами делишь хлеб
И сырое ложе согреваешь?
За тобой несется пенный шлейф,
Это ты, взрослея, убываешь.

Подожди - увидим небосвод,
Звезд восход, оливу в клюве птицы:
Материк на час еще всплывет,
Чтобы на столетья погрузиться.

park gorkogo
Tags: антология "Ташкентский дворик"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments