mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Category:

Антология. Вадим Муратханов

У Вадима Муратханова негромкий и очень внятный голос. Он с каждым годом пишет все лучше и лучше, окутывая дар мастерством и личностной зрелостью.  У Вадима есть и очень неплохая проза.

В журнале, где он заведует отделом поэзии, печатаются стихи самых разных эстетических направлений. И как критик он пишет о разных поэтах, вне зависимости от того, к какому лагерю они принадлежат. То есть показывает себя настоящим человеком литературы, с широтой взглядов, терпимостью, вкусом.

А если прибавить ту поддержку, которую он оказывает ташкентским писателям, публикуя ли пишущих по-русски, переводя ли с узбекского, то возникнет портрет почти житийный.

Поэтому про общее благородство облика и поведения я промолчу.

murathanov

Памяти Шишкина

1.

В разлуке все равны издалека,
на расстоянье вытянутой мысли.
Под Рождество колеблется рука
к невозвращенцам тень твою причислить.
Что изменилось, если не забыт
твой голос, если Интернет хранит

твои составленные неумело
по-детски однострочные “и-мейлы”?


2.


Осталась мелочь. Минут сорок дней –
не затворяя за собою двери,
войдет в квартиру пыльную Андрей,
найдет в шкафу рецепт “Кровавой Мэри”,
записки, снимки. Факультетский хлам,
оцифровав, добавит он к стихам,
чтоб стал объемней образ твой и гуще
в том времени, куда ты не был впущен.


3.

Ты был Ташкентом каждому из нас.
Тебя в воспоминания как камень
краеугольный клали. В этот час

мемориальный город твой меж нами
распределен, безоблачен и тих
и не проснется от шагов твоих,

когда на свет выходишь ты, бесплотен,
из сумрака сутулых подворотен.


4.

Кто много пьет, тот слаб и бескорыстен.
Не потому ли с легкостью такой
ташкентский дембель Ваня Охлобыстин

чертил татуированной рукой
в грядущую коллекцию автограф?
Не потому ли Файнберг, не отвергнув
вниманья твоего, тебе читал
во весь свой хриплый раненый вокал?


5.


В твоем раю начала девяностых
сухой Уотерс шепчет и кричит.
Твой дом кирпичный обратился в остров,
над зеленью плывет, многоочит.
Ты всех собрал – и Виктора, и Марка.
На крышу, загорать, пока не жарко!
Кого страшит, что сразу за углом –
небытия кромешного разлом?

Уходит солнце в тень в твоем раю.
Пока гудрон хранит нас, остывая,
мы посидим немного на краю,
корнями до земли не доставая.



bayan_shirei
Tags: антология "Ташкентский дворик"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments