mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Базарный оракул

Конец 95-го или самое начало 96-го. Мы считанные месяцы в стране. Съемная квартирка в Гило. Иврит бедненький. Перспективы туманные. Я подрабатываю уборкой. Когда в черно-белом телевизоре хозяина квартиры прервался показ знакомого нам по прежней жизни фильма про Данди-крокодила и начался сбивчивый репортаж с тель-авивской площади Царей Израилевых, на которой происходило что-то судьбоносное, от нас потребовались огромные усилия, чтобы понять, что вскорости эта площадь получит имя Рабина.
По четвергам я чищу-блищу офис бухгалтерской конторы, занимающей квартиру в жилом доме на улице Штрауса.  Место, где живой город уже явно ощущает парализующее дыхание Меа Шеарим, все разрастающегося квартала ультраортодоксов.
Эту подработку мне спроворил сосед Миша. Миша приехал с предыдущей волной алии из Ленинграда, он подбит ветерком, ездит на автобусе на службу в ту самую контору, где я убираю, а работает рядовым бухгалтером. По совместительству Миша исполняет обязанности управдома у нас, в Гило. У него красивая, но поблекшая жена и две дочки. Миша гордится тем, что издал руководство «Как играть на бирже». И я никак не могу взять в толк, чему может научить этот явно бедный и неуспешный человек, хотя мне уже хорошо за тридцать, и пора бы понять, что поучать и уметь – разные занятия.
За уборку я получаю наличными 65 шекелей и иду на Махане Иехуда, «делать базар» на неделю для моего,  еще не разросшегося  семейства.
Потом старые иерусалимцы удивлялась, откуда я знаю на базаре все заветные лавочки и специальные места. Рецепт прост – нужно раз в неделю делать покупки на семью на 65 шекелей.
А еще у меня в сумке была особая веревочка. Это мой личный патент, делюсь им безвозмездно. Чтобы потом, в автобусе не ползать между ногами пассажиров, собирая раскатившиеся картофелины и луковицы, пакеты нужно связать, продев веревочку через ручки. И тогда всю долгую дорогу до Гило мешки простоят незыблемо, как памятник нашей впертости.
И вот, однажды, проходя мимо мясной лавки в ответвлении главной базарной магистрали – улицы Древо Жизни, я спросил хозяина о индюшачьих задницах. Мы тогда не обнаружили еще настоящий курдюк и придумали заменять его в плове курдюком индюшачьим. Получалось совсем недурно и дешево.
- Есть, доктор, есть! Сколько тебе нужно? – заорал хозяин лавки.
Я опешил. На тот момент в Иерусалиме о том, что где-то, в другой стране я когда-то работал врачом, знали, кроме моей жены, человека три, ну от силы – четыре, и лавочник в их число не входил. А уж уверенность, что я когда-нибудь снова войду в операционную, только у моей жены и была.
- Нет, скажи, ты доктор, доктор?! – в страшном возбуждении кричал мясник, выбежав из-за прилавка.
- Да, - скромно согласился я.
- Как я узнал?! Нет, как я узнал?!
- Не знаю, - честно сознался я.
- А я недавно лежал в «Шаарей Цедек», так там все такие, как ты!
Через полгода я начал служить в «Шаарей Цедек» - иерусалимской больнице «Врата праведности» и проработал там восемь лет. Там увидели свет два наших сына.
Короче, что-то было в том наблюдении проницательного лавочника с Махане Иехуда, что-то было.
Tags: Израиль, медицина, семья, текст
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ПРАВИЛЬНАЯ ДОСКА

    Проект мемориальной доски офтальмологу Сивцеву, автору оптиметрических таблиц, разработанных в 1925 году. Снимок с телеграмм-канала "Архитектурные…

  • _._

    — Поискала в Гугле концерты классической музыки. После этого на меня стала сыпаться реклама памперсов для пожилых, домов престарелых и…

  • КАРТОЧКИ

    Пришло время следующего выпуска разных снимков, застрявших в моем телефоне. Внезапно вынырнувший снимок сорокалетней давности. Парк…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments