?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Николай Красильников

В 70-80-х Николай Николаевич был всесильным редактором, одним из тех, к кому на суд несли свои листки молодые стихотворцы, от него зависело превратятся ли эти листки в подборку в альманахе «Молодость», в часть книжки, именуемой по сухаревскому примеру «общагой» и даже в тоненькие первые сборники, или так и останутся листками.  И если смотреть на прошлое без умильного старческого тумана, то суждения его не всегда были справедливы и великодушны.


Писал Красильников о природе Узбекистана, которую знал и любил. И вообще, являл собой тип русского туркестанца, к тому времени уже исчезающий. Он родился и вырос в Ташкенте, понимает местную жизнь, хорошо говорит по-узбекски.


Нужно сказать, что в последние десятилетия Союза большой редкостью был в Ташкенте «европеец» (так здесь называли не только русских и украинцев, что понятно, но и армян и корейцев), говоривший на узбекском языке. По воспоминаниям, во времена Волкова принято было узбекский знать. В послевоенные годы этот обычай сошел на нет. То ли новые людей понаехали, то ли империя перестала церемониться уже на уровне подсознания. В русскоязычной среде Ташкента легче было встретить человека, разъясняющегося по-английски, чем по-узбекски.

Krasilnikov

ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА
                   (А. Н. Волков)

В этом дивном городе Камня и Солнца,
            аистов и минаретов,
Где волшебные краски мешает
            на палитре художник-лето,
Закрываю глаза и вижу
            в изумрудно-опаловых бликах
На камнях Бешагача знойных
            человека в белой тунике
За мольбертом, где водоносы
            на богов Эллады похожи.
А вокруг мальчишки горланят:
            «Нарисуй меня, дяденька, тоже!»

Я стою среди тех мальчишек,
            загорелый и босоногий,
И таращу глаза удивлённо:
            разве я и Анварка — боги?
Много лет с той поры промчалось,
            только я никогда не забуду,
Как волшебник в синем берете
            рассыпал по камням изумруды.
Как сходили с мольберта боги —
            гончары, водоносы, дети…
В этом городе Камня и Солнца —
            самом лучшем на белом свете.

Volkov

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
grisha_fomenko
Feb. 27th, 2014 06:33 pm (UTC)
А вот кое-что ещё о Красильникове, это фрагмент из моих воспоминаний об А. Файнберге, не вошедший в готовящийся к изданию в Ташкенте сборник его памяти:

<...> перед книжкой, которую я судорожно готовил в июне 2000-го, накануне своего отъезда в Москву, была ещё история с журналом «Звезда Востока», куда меня сосватал, естественно, Файнберг. Началось всё с того, что поздней осенью 99-го пришёл я в тёмные комнатки редакции на проспекте Навои к Николаю Красильникову, чей публичный донос за несколько лет до того обеспечил ему кресло главного редактора этого журнала — и его неминуемый развал, точнее жалкое существование, которое тот же Файнберг поддерживал, как мог. Красильников, оттопырив губу, молча прочитал мои листочки, что-то одобрительно пробурчал, затем заверил, что стихи мои берёт. Ставшая свидетелем этой беседы его секретарша умилительно воскликнула на прощание: «Ах, Николай Николаевич никогда не был столь благодушен к молодым поэтам! Неужели второй Есенин пришёл?..» Меня это сравнение тогда, конечно, впечатлило, и тем горше было моё разочарование, нет — тем яростней был мой гнев, когда вышел первый номер 2000-го года «Звезды Востока» с моими стихами. От силы их оказалось всего треть из того, что Красильников якобы принял. Но это ещё не беда. В одном стихотворении была полностью изменена целая строка, без моего ведома — и это совсем ничего. Но другое стихотворение было перелицовано до неузнаваемости — и тоже без моего ведома! С журналом в руках я бросился в редакцию:
— Здравствуйте, Николай Николаевич. Почему вы не сообщили мне, что меня уже два раза перевели?
Тягостный и недоумённый взгляд поверх очков. Он не понимает, о чём речь. Я поясняю:
— Да, перевели. С русского на суахили, а с суахили обратно на русский!
Тот всё ещё недоумевает.
— Почему я не узнал своего стихотворения? Что вы с ним сделали?
Тут Красильников стал распаляться и говорить в том духе, что, мол, я должен быть благодарен ему и за то, что меня причесали, иначе бы вообще невозможно было эти стихи публиковать, и за то, что напечатали в таком солидном журнале. Я пререкался, он разошёлся не на шутку. Договорился до того, что мало ли кто меня тут продвигает — сам ты из себя ничего не представляешь, молокосос и сопляк (это было сказано именно так), а его сын меня в два раза старше и так далее. Тут я не выдержал и нахамил, припомнив давешнее сравнение с Есениным:
— Да Есенин бы за такие дела морду набил!
— Ах, ты так!.. Вон отсюда! Мразь! Сволочь! — вскочил из-за стола и кинул вдогонку. — Есенин!..
Меня колотило. Уже не помню, что я наговорил по этому поводу Файнбергу, но всю сцену живописал, как есть. Не помню, что именно он мне ответил (жаль, дневник я тогда забросил), но наверняка утешал, советовал наплевать на этих красильниковых. У него самого, кстати, в том же номере вышел «Алкогольный гекзаметр» — стихи явно для своих, на случай, причём датированные аж 1976-м годом.
В автобиографической справке к «Первой капле» я потом написал: «Стихотворения его [то есть мои] печатались с 1999 года в газетах “Ташкентская правда”, “Класс!” и, к несчастью для него [то есть меня], в журнале “Звезда Востока”». Это «к несчастью для него» сильно задело престарелых ташкентских графоманов, которые толклись тогда вокруг Красильникова. Впрочем, ему уже недолго оставалось вымучивать славный некогда журнал. А Файнберг лишь слегка пожурил меня за эту фразу, но признал, что я был вправе так написать.
mknizhnik
Feb. 27th, 2014 07:09 pm (UTC)
Интересно.
Стереоскопично получается.
-.-
А кто делает сборник воспоминаний о Файнберге?
grisha_fomenko
Feb. 28th, 2014 02:58 am (UTC)
Сборник делал Алексей Устименко. Дело было в начале сентября. Чем кончилось, не знаю.
Кстати, на буклете с несколькими стихотворениями, которые мне тогда подарил Насильников, было написано, что он родом из Кинешмы.
mknizhnik
Feb. 28th, 2014 05:10 am (UTC)
Я тоже родился в двух местах и ничего.
ingvar_anastas
Feb. 28th, 2014 07:29 pm (UTC)
«...поздней осенью 99-го пришёл я в тёмные комнатки редакции на проспекте Навои...»

Александр (извините, что не знаю Вашего отчества), помилуйте!

На Навои 30, в здании МинКульта РУз, темных комнаток - не было, нет и надеюсь не будет - ибо даже те «офисы», чьи окна выходят на двор типографии «Матбуот» - всегда светлы. :)

Возможно, что Вы в своих мемуарах хотели сказать, что редакция «Звезды Востока» сидела в тесном помещении?

Что, да - то да.

Действительно - было тесновато :)

Но, то, что это были «темные» комнатки, увы - позвольте Вам не поверить.
grisha_fomenko
Mar. 1st, 2014 05:13 am (UTC)
Всегда -- даже в пасмурные дни поздней осенью? В том здании я был всего три раза, и эти комнаты запомнились мне именно тёмными. На освещении, видимо, экономили.
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

mknizhnik
mknizhnik

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner