mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Антология. Николай Красильников

Николай Красильников

В 70-80-х Николай Николаевич был всесильным редактором, одним из тех, к кому на суд несли свои листки молодые стихотворцы, от него зависело превратятся ли эти листки в подборку в альманахе «Молодость», в часть книжки, именуемой по сухаревскому примеру «общагой» и даже в тоненькие первые сборники, или так и останутся листками.  И если смотреть на прошлое без умильного старческого тумана, то суждения его не всегда были справедливы и великодушны.


Писал Красильников о природе Узбекистана, которую знал и любил. И вообще, являл собой тип русского туркестанца, к тому времени уже исчезающий. Он родился и вырос в Ташкенте, понимает местную жизнь, хорошо говорит по-узбекски.


Нужно сказать, что в последние десятилетия Союза большой редкостью был в Ташкенте «европеец» (так здесь называли не только русских и украинцев, что понятно, но и армян и корейцев), говоривший на узбекском языке. По воспоминаниям, во времена Волкова принято было узбекский знать. В послевоенные годы этот обычай сошел на нет. То ли новые людей понаехали, то ли империя перестала церемониться уже на уровне подсознания. В русскоязычной среде Ташкента легче было встретить человека, разъясняющегося по-английски, чем по-узбекски.

Krasilnikov

ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА
                   (А. Н. Волков)

В этом дивном городе Камня и Солнца,
            аистов и минаретов,
Где волшебные краски мешает
            на палитре художник-лето,
Закрываю глаза и вижу
            в изумрудно-опаловых бликах
На камнях Бешагача знойных
            человека в белой тунике
За мольбертом, где водоносы
            на богов Эллады похожи.
А вокруг мальчишки горланят:
            «Нарисуй меня, дяденька, тоже!»

Я стою среди тех мальчишек,
            загорелый и босоногий,
И таращу глаза удивлённо:
            разве я и Анварка — боги?
Много лет с той поры промчалось,
            только я никогда не забуду,
Как волшебник в синем берете
            рассыпал по камням изумруды.
Как сходили с мольберта боги —
            гончары, водоносы, дети…
В этом городе Камня и Солнца —
            самом лучшем на белом свете.

Volkov
Tags: антология "Ташкентский дворик"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments