mknizhnik (mknizhnik) wrote,
mknizhnik
mknizhnik

Category:

Клинический случай

Пациентка приехала в Израиль страдать, лечиться, а может быть и умирать. Была она из провинциального города, расположенного в том краю, где из-под земли добывают главный источник российского благополучия. А, как говорил один старый еврей, кто в аптеке работает, тот всегда вату имеет. Интересно, что говорил он это в Ташкенте, где уж чего-чего, а недостатка в вате никогда не было. Каждый год шесть миллионов тонн этого добра, включая приписки и махинации, вызревало под нежадным местным солнцем. Присловье, судя по всему, он привез в бедном своем  багаже из иных краев, где хлопок не растет.

Короче, деньги у пациентки были. Поэтому, когда у себя, там, в богатом недрами краю, ей сказали, что кровоточащая гуля у нее в желудке, ничто иное как рак, то она не стала долго собираться.

В аэропорту ее встретил парень, с которым она списалась по интернету, кликнув на первую строчку в списке, который ей выдал поисковик.

Приехала к самой войне. Тель-Авив, конечно,  не Сдерот, но и там периодически выла сирена, и девочки в хаки из Службы тыла, на смешном русском языке, на котором в России разговаривают антисемиты, когда рассказывают еврейские анекдоты, объясняли постояльцам «Хилтона» куда бежать, когда завоет, и сколько есть времени, чтобы добежать.

Пациентка обстрелов боялась, но не больше, чем окружающие ее израильтяне, и не больше, чем уготованных ей страданий.  А пока ни шатко, ни валко проходила обследование и готовилась к мукам. Сделали ей анализы крови, компьютерную томографию, засунули всевидящую кишку через рот, а прошествии нескольких дней – наоборот. Потом доктор, который говорил по-русски получше тех солдаток, но все равно – иначе, с другой музыкой, помял ей живот и прописал какие-то таблетки.

Она ходила по вечерам, когда спадала жара, по набережной, смотрела на море или на тусующуюся, несмотря на войну, молодежь, на стариков на лавках. Ходила, думала, примеряла на себя разной продолжительность и тяжести варианты ее предстоящей  жизни.

Прошла неделя и ей снова засовывали всевидящий шланг. И, когда она отдремалась, откашлялась и отплевалась, то все тот же доктор сообщил ей, что никакого рака у нее нет. Была язва, но и она зажила. Гемоглобин, который выше шестерки уже год, как не поднимался, сейчас подбирается к десятке и есть все шансы, что доберется. Она может возвращаться домой. Правда, с некоторым запасом таблеток.

В кафе у больницы ее ждал тот, выданный поисковиком. Все это время он возил ее, заказывал очереди, переводил с иврита. А иногда помогал переодеваться перед процедурой или кормил – после.

- Завтра еду в Иерусалим. Молиться буду, – сказала она.

- Нет проблем, будет вам экскурсовод, – ответил он. – А у нас, похоже война заканчивается.

Она хотела что-то сказать, но губы шевелились с трудом, то ли от волнения, то ли анестезия еще не прошла.

Назавтра, ближе к ночи ему позвонил экскурсовод и сказал, что вернулся один, пациентка решила провести ночь в Иерусалиме, в монастыре, в молитве.

Она позвонила дня через три, когда он размышлял не отправится ли ему на поиски или лучше перепоручить это израильской полиции, и сказала, что вернется не скоро.

Tags: Израиль, Ташкент, война, медицина, текст
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ПРАВИЛЬНАЯ ДОСКА

    Проект мемориальной доски офтальмологу Сивцеву, автору оптиметрических таблиц, разработанных в 1925 году. Снимок с телеграмм-канала "Архитектурные…

  • _._

    — Поискала в Гугле концерты классической музыки. После этого на меня стала сыпаться реклама памперсов для пожилых, домов престарелых и…

  • КАРТОЧКИ

    Пришло время следующего выпуска разных снимков, застрявших в моем телефоне. Внезапно вынырнувший снимок сорокалетней давности. Парк…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments