Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

«Сквозь разноцветные осколки». Ион Деген

Опубликовано здесь.

Кто-то из френдленты спросил в преддверии Дня победы: кого из настоящих участников той войны вы знаете лично? Я задумался и понял: последним из знакомых мне ветеранов был Ион Лазаревич Деген.
Он настаивал на таком варианте своего имени, не как у пророка или командарма Якира, короче и мужественнее.
Деген принял меня по протекции, но отнесся не дежурно, просидели мы часов пять. Ушла и вернулась его жена, но мы продолжали наш разговор.
В ту пору начиналась его поздняя слава, за свои «Валенки» он уже был назван «великим русским поэтом, убитым на фронте». Это было напечатано в «Огоньке», выходившем неимоверным тиражом, а когда стали появляться публикации, что автор жив, получалась двойная неловкость: отзывать звание «великого русского» было неловко, но и оставлять его за пожилым израильским доктором тоже было нехорошо.
Квартира Дегена в Рамат-Гане, обставленная во вкусе начала 70-х, мне понравилась, было видно, что это интеллигентская квартира, на обустройство которой когда-то были потрачены деньги и время, чтобы на десятилетия к этой теме больше не возвращаться. Запомнилась намеренная грубость книжных полок из наструганных досок.
Многое из того, что он мне тогда рассказал, он потом написал и напечатал, это можно прочитать.
…Ранняя безотцовщина.
…Голод на Украине.
Я записал за ним стихотворение. В интернете я его не нашел.

1933

Я подобрал цветные стёкла
Разбитых витражей костёла.
Была деликатесом свёкла.
Немели, вымирая, сёла.
Костёл взорвали на щебёнку,
Чтоб он не источал отравы.
Как было мне понять, ребёнку,
Кто правый в этом, кто неправый.
Но в сердце долго ныла рана
О светлой яркости эмали,
О доброй музыке органа,
С костёлом и орган взорвали.
В оскомину зелёной сливы
Вонзал я голода иголки,
А мир сиял, такой красивый,
Сквозь разноцветные осколки.

…Тайком зашел в синагогу послушать хазанут, мама поколотила его за это. Эпоха страха оставила свой оттиск.
…Война. Танки, которые бросают в разведку боем. Возвращаются единицы.
…Стихи. Ему, мальчику из украинского местечка, хотелось писать, как Долматовский, например, вот так:

На поляне возле школы
Стали танки на привал
И тальянки звук веселый
Всю деревню вмиг собрал.

Но лезли строчки вроде этих:

На фронте не сойдёшь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Всё, что в могилу можно закопать.

Трагичнейшие «Валенки» выросли из ситуации почти анекдотичной по тем суровым меркам. Боец выскочил из горящего танка без обуви и побежал босой по снегу.

Ортопед-травматолог. Доктор медицинских наук. Я понимал, что значит защитить кандидатскую, а потом – докторскую практическому врачу, еврею, в Киеве, в 60–70-е. Сколько упорства, труда, отваги стоит за этой строкой биографии.
Когда он увидел танк «Меркава», заплакал. У израильской машины мотор был спереди и принимал на себя удар снаряда. А Деген провоевал в танке, в котором мотор был сзади: создатели беспокоились о сохранности танка, а не о людях, находящихся в нем.
Передо мной сидел пожилой человек, седой, с выставленной вперед несгибающейся, как танковый ствол, ногой, но черные глаза его горели, выдавая огромную неизрасходованную силу и бешенство характера.
Перед расставанием я получил в подарок три книги с надписями, сдержанными и доброжелательными: сборник стихов, биографию то ли гения, то ли безумца Эммануила Великовского и воспоминания о пути в Израиль «Из дома рабства».

Ушел я перед вечером. Начиналась суббота, и мне нужно было успеть на последний автобус. В автобусе размышлял об огромности этой жизни, вместившей в себя и большую войну, и большую поэзию, и большую медицину, и большую науку, и дорогу в маленький Израиль. И все вошли целиком, легли на свое место, не выпирали, и ни одна из них не стала главнее остальных в этой судьбе.

Я знал поэтов, проживших жизнь на иждивении одного своего великого стихотворения, знал ветеранов, которые и через сорок лет после победы все еще шли в атаку, знал врачей, у которых на надгробном памятнике было высечено «кандидат медицинских наук, заведующий отделением».
Иное – Деген, в нем ощущалось сила и величина личности, в которой есть еще пространство, есть возможность много чего вместить.
Так оно и произошло, он написал еще немало книг, познал славу, в том числе и литературную.
Да просто – в силе и действии прожил еще двадцать пять лет.


Колониальный дискурс в романе Ю.Трифонова "Студенты", 1950.

Вадим остановился вместе с Рашидом у картины Верещагина «Перед атакой под Плевной».
— Плевна, Болгария… — сказал Рашид тихо. — У меня брат в Болгарии воевал, Джалэль-ака. Ранен был, без ноги пришел.
Он пристально вглядывался в лица русских солдат, лежащих густыми рядами в своих темно-синих мундирах, со скатками шинелей через плечо и винтовками, изготовленными для штыкового боя. До свистка атаки остались короткие часы, может быть минуты. Темное предрассветное небо тревожно, и тревожная суровость во всем — в насупленных лицах солдат, их сутулых спинах, надвинутых на глаза фуражках… Готовится, очевидно, одна из последних атак на редуты Осман-паши, глубокой осенью.
— Верещагин тоже был ранен в Болгарии, — сказал Вадим. — А мы прошли северней, через Румынию. Я только на болгарской границе был, на Дунае у Калафата.
Рядом висела другая картина Верещагина: «Нападают врасплох», из эпохи завоевания царизмом Средней Азии. Те же усатые русские солдаты, только в белых рубашках и шароварах, похудевшие, с коричневыми от загара лицами, отражают внезапное нападение бухарцев. Они сейчас только выбежали из палаток, сбились маленькой группой, ощетинились штыками, а бухарцы летят на них конной лавой. В лицах русских — отчаянная решимость биться до конца, и они не дрогнут, будут биться прикладами и штыками, пока не изойдут кровью, падут все до единого на жаркий песок, затоптанные конями, порубанные кривыми азиатскими саблями.
Долго стояли Вадим и Рашид перед этой страшной картиной. И думалось каждому: может быть, тот высокий, с русыми кудрями солдат без фуражки, застывший впереди своих с обнаженным клинком в руках, — дед Вадима, а дед Рашида, чернобородый, в зеленой чалме, мчится ему навстречу со злобно перекошенным лицом и взнесенной для смертельного удара саблей. Через секунду сойдутся они — и оборвется хриплая русская брань или пронзительный крик мусульманина.
Это было семьдесят лет — один только человеческий век назад.
— Да-а, старинная картина! — с уважением сказал Рашид, прицокнув языком. — Очень историческая.
Они постояли некоторое время молча, потом Рашид взял Вадима за руку и они перешли в соседний зал.


 

Еще о войне

Количество солдат, убитых на нынешней войне, вчера освоило число 60. После первых десяти перестают знать на память имена, помнят только тех, кто оказался поблизости: сын коллеги, внук кассирши из супермаркета, парень с котором был в летнем скаутском лагере.

Это очень много для нашей страны, очень. Каждый день вездесущие и всюду сующие свой нос телевезионщики показывают душераздирающие для нас, израильтян, сцены похорон. Любой израильтянин понимает, что героем такого репортажа может стать он и его семья.

Смотреть на фотографии этих мальчиков невозможно без судорог души – киношные красавцы с ослепительными улыбками сильных и уверенных мужчин. Основная часть погибших служила в боевых частях бригад «Голани» и «Гивати». Отбор туда настолько строг, столько претендентов на одно место, что отслужившие потом составят политическую, военную, деловую элиту страны.

Шестьдесят – это очень много. Их хоронят на представительском иерусалимском военном кладбище и на солдатском участке киббуцного маленького погоста. Ашкеназы, сефарды, друзы. Олим из Эфиопии, Америки, «русские». Дети бедняков из Кирьят-Малахи, богачей из Герцлии, армейских генралов и унивеситетских профессоров. Дети продавца фалафеля и внуки знаменитого на весь мир хирурга. Левые атеисты из Тель-Авива и правые «вязаные кипы» из Иерусалима.

Короче, в этом скорбном списке представлена вся страна. Благословена их память.

10462416_10203273896020752_3469925109850744763_n

«Машина времени» на службе у мирового сионизма

Давняя история, ей самое малое лет пятнадцать.

Один из налаженных арабских бизнесов у нас - не сейчас, конечно, - угон автомобилей. Их перегоняют в арабские деревни, в ту же Газу. Разбирают на части, а части потом продают в автомастерские Израиля. Страховые компании безропотно платят деньги, которые перед тем сами взимают с автовладельцев в виде немалых страховок.

Борются с ним не то, чтобы рук не покладая. Так, периодически заодно с террористами прихватывают и угонщиков, за компанию.

На пропускных пунктах, в тех местах, где дорога пересекает пресловутую зеленую черту, солдаты пограничной службы внимательно осматривают въезжающие машины, а на выезжающие вполглаза поглядывают.
По всей видимости та угнанная машина привлекла внимание «русского» парня, пограничника диссонансом между ее видом и видом водителя. И он показал остановиться.
- Чья машина? – спросил пограничник небрежно.
- Моя, - уверенно ответил араб, и чтобы подтвердить свое полное владение этой тачкой, не менее небрежно толкнул пальцем диск (или еще кассету?).
Но когда  из динамика грянуло: «Вот, новый поворот!», пограничнику стало ясно, что арабский хлопец если и поедет дальше, то уже не за рулем.


 

По местам боевой славы. Мертвое море

Эти две мозаики мы обнаружили в кемпинге на берегу Мертвого моря.
Мозаик, если честно, было три, но третья карточка у меня вышла еще хуже, чем  эти две.
На одной Самсон, Шимшон по-нашему.




На второй Лот со своим бревном столпом.
Интересно, что Лот был такой праведник, такой праведник,  так в Содоме боялся эксклюзивного аутентичного местного греха.
Что стало с Содомом сами знаете.
Известно, что Лот за праведность был спасен.
А потом обе его дочери родили от него.
Так что,  поосторожней с ними, праведниками...

Судьба подводной лодки Б-435

Ну вот, и с Запоржьем моим начали разбираться.
Оригинал взят у adagamov.info в Судьба подводной лодки Б-435

Фото © ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

22.03.2014, Крым | В состав Черноморского флота России вошла бывшая единственная украинская подводная лодка «Запорожье». Это, своего рода, музейный экспонат. Единственный на сегодняшний день действующий экземпляр дизель-электрической ПЛ знаменитого проекта 641 (по западной классификации Foxtrot). Лодка проекта 641 разрабатывалась в конце 50-х и получилась такой удачной, что их выпустили в количестве 75 штук.

Лодка Б-435, которая потом получила наименование «Запорожье» построена в Ленинграде на Новоадмиралтейском заводе и спущена на воду в 1970 г, а в 1971 вошла в состав Северного флота. За 20 лет службы в составе ВМФ СССР совершила 14 дальних походов, несла боевую службу в Атлантическом океане, Средиземном и Баренцевом морях, принимала участие в учениях ВМФ СССР. В 1990 г. была направлена на Черноморский флот. После 1996 г. практически не использовалась в связи с различного рода проблемами, связанными с устаревшим оборудованием. В 1997 г. при разделе Черноморского флота была передана Украине, после чего была сразу поставлена на ремонт, который длился до 2003 г., когда лодку снова спустили на воду после ремонта в сухом доке.

После замены аккумуляторных батарей с разными мытарствами вокруг их покупки лодка даже сумела принять участие в черноморских учениях в 2011 г. В 2012 г. вновь встала на серьезный ремонт с работами по укреплению прочного корпуса. На подлодку были установлены современные системы связи, гидроакустики и радиолокации, а также новые аккумуляторные батареи, закупленные у греческой фирмы. Всего ремонт обошелся в 60 млн гривен. В январе 2013 года в Севастополе состоялись торжественные мероприятия по случаю принятия подводной лодки U01 «Запорожье» в боевой состав флота. Ей было отведено временное место в Стрелецкой бухте.

Во время блокирования российскими войсками ВМС Украины экипажу подводной лодки несколько раз предлагали перейти на сторону России, однако предложения были отвергнуты моряками. 11 марта предприниматели г. Запорожья поддержали экипаж, направив в Севастополь микроавтобус с продуктами питания. 21 марта в результате штурма и дальнейших переговоров часть экипажа лодки согласилась перейти на службу в ЧМФ России. Сегодня с ПЛ был снят герб Украины и таблички с названием лодки. Был поднят Андреевский флаг и теперь лодку готовят к буксировке на базу Черноморского флота России.

Collapse )

О ташкентской топонимике. От Цыганова

В комментах к предыдущему посту френд(а) nora_shafran подсказала, что улица Руставели  на ташкентском языке называлась всегда и только – Шота Руставели. Много лет назад на эту особенность обратил внимание мой старший друг, великого ума и жизненного таланта человек, Александр Иосифович Цыганов. В его книжке, которую мне еще предстоит издать, есть об этом главка.
Была в Ташкенте улица Карла Маркса и произносили ее именно и только так. Но улица – Энгельса. Площадь Пушкина, но проспект Максима Горького. Парк Тельмана, но улица Розы Люкскмбург. Улица Гафура Гуляма и улица Мукими. Почему одни удостаивались в будничном языке имени, а другие довольствовались  фамилией понять, как в том анекдоте, нельзя, можно только выучить.
Сам Цыганов долгие года прожил в сером, довоенной постройки доме на улице Тараса (так!) Шевченко, наискосок от Кафановского сквера. Соседом и добрым его приятелем был Владлен Усмананович Юсупов, человек крупный и яркий, профессор какого-то ВУЗа, не вспомню какого. А спросить уже, как и многом другом, некого. Владлен Усманович приходился сыном многолетнему главе Узбекистана. Со мной могут не согласиться, но я уверен, что никто не сделал для процветания республики столько сколько Усман Юсупов. Но это тема отдельного разговора.
Цыганов был свидетелем такого эпизода. Владлен Усманович заказывал по телефону такси, диктовал адрес:
- Улица Шевченко, дом…
По  всей видимости,  на том конце провода уточнили: "Тараса Шевченко?", потому, что он вдруг сказал:
- Нет. Жоры.
Главка так и называется "Жора Шевченко".
                                Tsiganov5

НАЙДЕННЫЙ В АФГАНИСТАНЕ

БАХРИТДИН ХАКИМОВ, НАЙДЕННЫЙ В АФГАНИСТАНЕ, ВСТРЕТИТЬСЯ С РОДНЫМИ В УЗБЕКИСТАНЕ

12uz.com - Солдат Бахритдин Хакимов, считавшийся пропавшим без вести в 1980 году в Афганистане, который был найден в феврале в афганской провинции Герат, может встретиться со своими родными в Самаркандской области Узбекистана.
Collapse )

Отчего мне смешно?

Почему мне бывает так смешно в совсем вроде бы несмешных ситуациях?

Крепость Моссада у Мертвого моря.  Там раз в год устраивают грандиозный оперный спектакль в естественных декорациях. О прошлом годе давали «Кармен». Все было замечательно и величественно, включая подсвеченную Моссаду и гимн Страны  на этом фоне. И опера (в чем я понимаю мало), и пылящие всадники, и запряженные в тележки ослы, и пыхтящий паровоз. В конце стал объявлять оздателей зрелища. Последним с особым воодушевлением назвали имя постановщика:

-Марио!  Дель-Монако! Цукерман.

И сразу стало смешно.

Почему мне бывает так смешно в совсем несмешных ситуациях?

Крепость Моссада у Мертвого моря.  Там раз в год устраивают грандиозный оперный спектакль в естественных декорациях. О прошлом годе давали «Кармен». Все было замечательно и величественно, включая подсвеченную Моссаду и гимн Страны  на этом фоне. И опера (в чем я понимаю мало), и пылящие всадники, и запряженные в тележки ослы, и пыхтящий паровоз. В конце стали объявлять создателей зрелища. Последним с особым воодушевлением выкрикнули имя постановщика:

-Жан-Карло!  Дель-Монако! Цукерман.

И сразу стало смешно.

В новостях сообщают, что Россия посылает вооружение сирийскому Асаду,  сотнями вырезающему свой неспокойный народ. Асад заклятый враг Израиля и евреев, как и папаша его, нападавший  на нас и поплатившийся за то Голанами. Асад грозится, что если он не сладит со своими повстанцами, тоже вполне,  надо сказать,  исламскими и антиизраильскими, то он ударит по Израилю. С какого переляку? А шоб знали. Так вот, Россия направляет ему военную помощь на сухогрузе «Профессор  Кацман».

И опять - смешно.

И, наконец,  из давешних  новостей:

"Федор Карпов, сын бывшего председателя совета директоров Российского еврейского конгресса Бориса Каплана, несколько дней назад бесследно исчез, выйдя из своей московского квартиры, где он проживает с матерью"

И опять – смешно. Не весело, а именно -  смешно.

В новостях сообщают, что Россия посылает вооружение сирийскому Асаду,  сотнями вырезающему свой неспокойный народ. Асад - заклятый враг Израиля и евреев, как и папаша его, нападавший  на нас и поплатившийся за то Голанами. Асад грозится, что если он не сладит со своими повстанцами, тоже вполне,  надо сказать,  исламскими и антиизраильскими, то он ударит по Израилю. С какого переляку? А шоб знали. Так вот, Россия направляет ему военную помощь на сухогрузе «Профессор  Кацман».

И опять - смешно.

И, наконец,  из давешних  новостей:

laquo;Федор Карпов, сын бывшего председателя совета директоров Российского еврейского конгресса Бориса Каплана, несколько дней назад бесследно исчез, выйдя из своей московского квартиры, где он проживает с матерью».

И опять – смешно. Не весело, а именно -  смешно.