Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ИЛЬДАР ГАЛЕЕВ ПРО МУЗЕЙ В ИВАНОВО

Взято отсюда. Посмотрите, там и картин больше.

В Ивановском музее, среди исключительного по своему ассортименту и качеству собрания предметов изо, и чего только нет: от лихого Врубеля («Наяды»), минуя рафинированных куртуазианцев из Петербурга (Бенуа, Добужинский, Сомов, Григорьев) и до передовой конницы авангарда. Музей, как ему и полагается, оказался инвентаризованным складом материализовавшихся высказываний: и тех кто строил мир, кто его дополнял и совершенствовал, и кто уничтожал безжалостно. 

Там есть дедушка братьев-кинорежиссеров, и чем чаще мне он встречается – тем настойчивее вспоминаю, что не сын за отца не в ответе, а скорее наоборот - отец за сына. 

Еще дедушка – теперь уже несравненной Натальи Ивановны Бруни (AKA Бруняша). С ним связано другое: мысль о нереализованности потенциала живописца, просто в силу невозможности остановиться-осмотреться-подумать в центростремительном вихре событий. 

Есть художница, у которой с великим русским философом, кроме общей фамилии, еще и дата смерти почти та же, с разницей в пару месяцев. Ее автопортрет (почему-то в экспликации названный этюдом, хотя вещь законченная и подписная) – далеко не «опавшие», а цветущие листья русской живописи. Ее же «Трефовый валет» - дерзкий авантаж против рутины и замшелых приемов. 

Школьник – да не тот: колорит горит, по-сапуновски промазан в холст, а ведь скоро уже эти массы назовут соплями, и - поделом. 

Collapse )

УДИВИТЕЛЬНАЯ РАБОТА УШЕДШЕГО МАСТЕРА

В апреле ташкентский мир оплакал скульптора Якова Шапиро. Мастер ушел  преклонном возрасте и до конца работал.  Его монументы установлены в разных городах и про них вспоминали, когда говорили о скульпторе.

И только сегодня благодаря Максуду Аскарову я узнал о совершенно выдающейся работе Якова Шапиро, о которой нет ни единого упоминания в интернете.

Монумент расположен в Алмалыке, небольшом городе, который де-факто находится в Ташкентской области, хотя административно Ташкенту не подчиняется.

Бронзовая стела, стилизованная под деревянную резную колонну, очень традиционную для Узбекистана. Такие колонны на расширяющемся книзу цоколе поддерживают айваны многих старинных мечетей.
Бронзовая стела, стилизованная под деревянную резную колонну, очень традиционную для Узбекистана. Такие колонны на расширяющемся книзу цоколе поддерживают айваны многих старинных мечетей.
Collapse )

"ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ"

Художник Лактионов, Александр Иванович, 1965.

Слева направо: Арапов, Бочаров, Юдин, Розанов.

Великий хирург Сергей Сергеевич Юдин. Остальные - тоже весьма почитаемые хирурги. Многозначительные детали: портреты предшественников, корешки книг.  Бюст слева Пирогова, справа – Грекова. Кто посередине – не знаю. Из портретов узнал Павлова.

Это легендарная картина. Ее репродукция висела в кабинете моего учителя профессора Аталиева, Альберта Ервандовича. И была многажды обсуждаема.

Юдин после операции, в фартуке, который поддевался под операционный халат.

В руке у него скорее всего колба с кровью. Сергей Сергеевич развил разные способы переливания крови.

Я помню еще, как при внематочной беременности с разрывом трубы, кровь пациентки переливали ей из брюшной полости в вену. От всех этих способов давно отказались, но в свое время они спасли немало жизней.



«ВЫ МЕНЯ ЕЩЕ ВСПОМНИТЕ…»

В новом номере «Иерусалимского журнала» будет большой блок, посвященный памяти Вениамина Клецеля. Есть там и мой текст.

Он – идеальная модель большого художника и патриарха. Такими были Чуковский, Шкловский, Чаплин.

Описание этой модели я у кого-то прочитал, у кого – не помню, важно, что не вывел сам.

Он не испытывал ни к чему в этом мире никаких сильных чувств. Ни ненависти, ни зависти, ни любви. Сильные чувства у него вызывало только одно – его дело.

Он ровно и немножко прохладно любил всех. Не сильно запоминая ваши обстоятельства, мягко так освещал, обогревал всё вокруг себя. Но важно, что эмоции эти сугубо положительные.

– У тебя большая и теплая рука, – сказал Клецель, поздоровавшись.

И погладил мою кисть своей гораздо большей, сильной, сухой и теплой ладонью.

Но только речь касалась его живописи, у него загорались глаза. Он мог по многу раз пересматривать фильмы, снятые на его выставках.


7 мая на празднике, устроенном в Текоа в честь последнего – восемьдесят девятого – дня рождения Клецеля (ничего ведь не предвещало, не брать же всерьез подвернутую накануне ногу) Веня сообщил:

– Сделал себе подарок, съездил в центр города, накупил холстов, красок… А то уже всё заканчивается, работаю много.

– Хорошая лошадь, Веня, – сказал я, сидя за накрытым столом плечом к плечу с именинником и разглядывая выставленные вдоль стены его новые картины.

– А остальное, что – плохое?!


Collapse )

УЖАСНАЯ ВЫСТАВКА ПРЕКРАСНОГО ХУДОЖНИКА. ИССАХАР-БЕР РЫБАК

Скажу сразу: спасибо Донне Анне, без ее подробного и толкового поста, я бы ни в жисть не узнал бы об этой выставке. Даже предположить бы не мог, что в Бат-Яме есть Музей искусств, да кроме того —  Дом-музей Шалома Аша, сохранивший трогательную атмосферу интеллигентного израильского дома 50-х годов.

Про то, что здание Музея и картины Рыбака были многие десятилетия в запустении, вы можете прочитать у Донны Анны. Кроме того, там много интересных ссылок, позволяющих понять значение этого большого художника.

Можно строить версии и предположения, почему Рыбак, огромное наследие которого было задаром получено страной, остался вне израильского живописного мифа, когда художники гораздо более скромного достоинства имеют персональные музеи, а репродукции их бесконечных баранов украшают все присутственные места Израиля.

Здание очень симпатичное, сохранившее стиль 60-70-х и даже некоторый архитектурный шик. 

Collapse )

ВЫСТАВКА К 30-ЛЕТИЮ ГРУППЫ "МЕСИЛОТ"

В Музее Моше Кастеля в Маале Адумим открылась выставка художников группы «Месилот». Они переводят —  пути, а можно еще и «рельсы» или «колеи», в смысле — множественное от «колея».

Вы, конечно, помните, что музей Кастеля — место кайфовое.

Может быть после ухода Клецеля, невольно сравниваешь других с ним, и видишь насколько их настой слабее. Разве что скульптор Юлия Сегаль смотрится ровней. Она, кстати, будет делать Вене плиту на могилу.

Покажу несколько работ, которые мне понравились больше остальных. 

Михаил Яхилевич
Михаил Яхилевич
Collapse )

КЛЕЦЕЛЮ 89

Сегодня день рождения Вениамина Клецеля, большого художника и большого человека.

— Я сделал себе подарок, съездил в центр города, накупил холстов, красок... А то уже все заканчивается, работаю много.

Панно в багровых тонах сделала дочка Аня, я только убрал рамку с сердечками.
Панно в багровых тонах сделала дочка Аня, я только убрал рамку с сердечками.
Collapse )

ТАШКЕНТСКИЙ СКУЛЬПТОР ЯКОВ ШАПИРО

На 84-ом году жизни умер Яков Иосифович Шапиро. 

Он не был великим скульптором, но  был очень хорошим, высококлассным мастером. 

Его работы много лет присутствовали в городе, не вызывая отторжения или раздражения. Поверьте, для скульптора больших форм это совсем немало.

Я помню, как появился памятник Шота Руставели недалеко от моего дома. То есть, 25 лет моей жизни скверик, а фактически — большая клумба, между «Академкнигой» и угловым магазином (я помню в том помещении «соки-воды», «Русский лен» и сберкассу) был пустым, а потом появился памятник.

Collapse )