Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

БАРМАЛЕЙ С БАРМАЛЕЕВОЙ ULITSY

Когда же я в последний раз приезжал в Питер? В 1993? Тогда меня заинтересовала Бармалеева улица и ее связь с Бармалеем. Прошло почти 30 лет, я прочитал две книги о Чуковском, пять книг его и его детей, но только в этом ЖЖ нашел внятный и толковый ответ на давний вопрос. 

PS  И еще мне понравилось это: ULITSA. Очень смешно. 

МК

Как появился Бармалей?

Collapse )

ЕЛЕНА ФЕРРАРИ ПРО ШКЛОВСКОГО

С прозой у меня получилось тяжело. Я показывала мои вещи (новые) Шкловскому. Он сказал, что они не плохи, но еще совсем не написаны. Этот человек, несмотря на все свое добродушие, умеет так разделать тебя и уничтожить, что потом несколько дней не смотришься в зеркало — боишься там увидеть пустое место.

Феррари — Горкому, Берлин  6 окт. 1922 г.

ТВАРДОВСКИЙ О НАБОКОВЕ

«Небезызвестный В. Набоков, отрасль знатнейшей и богатейшей в России семьи Набоковых, представитель верхушечной части эмиграции, литератор, пишущий на английском языке, в своей автобиографической книге «Другие берега», переведённой им самим на русский, рассказывает, между прочим, о встречах с Буниным /…/. В заключение В. Набоков незаметно переходит на пародирование бунинского стиля, высказывая, как и положено эпигону, незаурядные способности к имитации /…/. Легко себе представить, на какой холод и отчуждённость натолкнулся старый писатель в лице этого младшего своего современника и бывшего соотечественника. Человеку преуспевающему, довольному собой, рисующемуся тем, что, мол, занятия энтомологией, открытие на земном шаре нового, ещё одного вида бабочек, составляют больший предмет его честолюбия, чем литература, ‒ этому человеку, отказавшемуся даже от родного языка, не понять было мучительной тоски настоящего поэта по родной земле, её степям и речкам, перелескам и овражкам, снегам и ранней весенней зелени, по родной речи в её живом народном звучании».


Из предисловия к собранию сочинений И.А.Бунина 1965-67 гг. Указал Александр Кучерский.


ИЗ ХРОНИК КНИЖНОГО ШКАФА

Я уже рассказывал о книжном кафе в нашем деревенском торговом центре. И не раз.

Вчера у моего Некрасова появился достойный конкурент. 9-титомник Герцена 1955-58 годов издания. 

Просто пофантазировать про то кто его вез, как вез, зачем вез, доставляет отдельное удовольствие.

Сколько в седле  шкафу удержится Александр Иванович — буду держать в курсе.

ГУМИЛЕВ В "ОГОНЬКЕ"

На хорошем сайте Музеемания интересная статья про первую публикацию НГ в   софроновском еще «Огоньке». Сайт сурово не позволяет копи-пейстить. Поэтому только ссылка.

И напоминание о моем воспоминании об этой публикации. И не только. Именно тогда моя Антология стала приобретать нынешние свои формы. Было это 8 лет назад.


"ПРИНЦ-КОМСОРГ"

Ирина Николаевна Овруцкая, переводчица с английского и французского на украинский и персонаж моей «Записной книги» рассказывала, что кто-то из ее студентов употребил выражение «принц—комсорг».  

Это был конец 80-х. 

ТАШКЕНТСКИЙ СКУЛЬПТОР ЯКОВ ШАПИРО

На 84-ом году жизни умер Яков Иосифович Шапиро. 

Он не был великим скульптором, но  был очень хорошим, высококлассным мастером. 

Его работы много лет присутствовали в городе, не вызывая отторжения или раздражения. Поверьте, для скульптора больших форм это совсем немало.

Я помню, как появился памятник Шота Руставели недалеко от моего дома. То есть, 25 лет моей жизни скверик, а фактически — большая клумба, между «Академкнигой» и угловым магазином (я помню в том помещении «соки-воды», «Русский лен» и сберкассу) был пустым, а потом появился памятник.

Collapse )

В этот день 8 лет назад

Этот пост был опубликован 8 лет назад. За истекший период левое безумие выплеснулось из университетов на улицы. На место нобелиата пришел его зомбиобразный клон. Улицкая сильно пошатнула свои позиции по многим статям. Но самое горькое, что уже год как умер от короны мой ньюйоркский дядька.

ПАМЯТИ Ю.Т.

Вот еще один стишок из той давней книжицы. Тем более, что вчера как раз было 40 лет, как умер Ю.Т. И стишку выходит что-то около того. Мне сегодня не по душе его ложная многозначительность. Ну и просочившиеся и Ьагрицкого ржавые листья. Но, судя по тому, что а истекшие сорок лет значение Ю.Т. для меня только выросло, значит литературный вкус  если и изменился, то не кардинально.  МК

* * *

                                                   Памяти Ю. Т.

Зачем же так: «Он путь свой кончил. 

Ушел с земли и стал землею...» 

Начнем иначе: «Ныне очень 

ко мне благоволит зима».

Зима ташкентская, без снега, 

сухая, в пепле ржавых листьев.

И не уйти. И не уехать.

И даже не сойти с ума.


Сходить с ума сподручней летом 

иль ранней осени в начале. 

Как ночь густая до рассвета 

колотит в барабан луны!

Ах, сколько звездочек в гранате, 

как дней в году! Но дней так мало... 

Считали звезды мы когда-то. 

Пересчитать уж не вольны.


Зимой сходить с ума не дело.

Мысль, как вино, перебродила 

и, отстоявшись, правит смело, 

к труду и трезвости зовет.

Простая мудрость душу греет, 

что глина рухнувших дувалов[1]

коль щедро корни сдобрить ею — 

рост виноградникам дает.

    

[1] Дувал –глинобитный забор. Сноска новая. Тогда я считал, что все должны знать эти восточные словечки: дувал, чапан, капкир, дутар. А при нынешнем разъединении в московском журнале согласились напечатать мой текст лишь когда я убрал из заглавия слово «Ташкент». Я-то думал, что оно приманивает читателей.