Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сергей Гандлевский "В сторону Новой Зеландии"

Эту книжку я купил случайно: забежал в иерусалимский «Бабель» совсем за другим, ну и кинул до кучи. Ох, это опасное воодушевление, охватывающее в книжных магазинах. Обратная его сторона, когда количество соблазнов перехлестывает через край, – и ты выходишь ничего не купив. Так было при первом посещении московского «Фаланстера».

Именно на этой книжке я сформулировал окончательно: мне совершенно все равно о чем будет писать данный автор. Следить за его мыслью, его описанием ощущений мира, литературы мне даже не то, чтобы нравится, а именно, что «подходит» на каком-то физиологическом, биохимическом уровне.

И пусть это будет описание круга молодых поэтов в 70—е годы, как в «НРЗБ», или заметки о путешествии в Марокко, куда я скорее всего ни в жисть не поеду, как в этой книжке, читать мне привольно и хорошо.

ТРЯСЕНИЕ МУДЯМИ В ТЕНИ ДЕРЕВЬЕВ

Есть такая разновидность прозы, которая повествует о любви пожилого мужчины и молодой девушки. Пишут ее обычно сами пожилые мужчины, сублимируя ужас надвигающейся немощи, снижение потенции, исчезновение  привлекательности в глазах противоположного пола и упущенные возможности. Короче, все понятно и довольно скучно. 

В этих повестях и романах геморрои-любовники рассуждают о своей профессии, делятся воспоминаниями, считая, что именно так возбудят юных особ. Наяды и ундины возбуждаются. Потому, что в этих текстах хозяин – предпенсионный автор и повествование движимо лишь его произволом.

Собственно, такого рода тексты я и называю «трясением мудями», потому, что есть в них нечто постыдное и нечистоплотное.

А, что, спросите вы, разве не бывает искренней любви при таком перепаде возрастов? Бывает, отвечу я. В жизни все бывает. Но историю такую я бы хотел услышать от юной особы, чтобы понять, что же ее заставило предпочесть пальцы, скрюченные артритом молодым и сильным ладоням. 

Всегда я считал, что литературу такого рода пишут второсортные прозаики типа покойного Эфраима Севелы. Но ошибся.

Скажу честно, я не большой поклонник Хемингуэя. У родителей был черный двухтомник, знаковое издание 60-х. Но я не много читал из того двухтомника. Через годы узнал, что в фамилии Кашкин ударять следует на последний слог. У моих ровесников уже не висел портрет «старика Хема» в свитере грубой вязки.

Collapse )

НЕСКОЛЬКО МЫСЛЕЙ ПО ПОВОДУ КНИГИ «ЕЛЕНА ФЕРРАРИ»

Сразу скажу, что книга Александра Куланова в серии ЖЗЛ написана хорошо, толково, с большим знанием темы разведки.

У меня есть всего пару замечаний. Немного карябнула манера подчеркнутого уточнения псевдонимов и русифицированных имен-отчеств персонажей. Мне кажется излишним уточнение, что Вера Инбер была не Михайловна, а Моисеевна. Все одно ее никто за туркменку не держит. А что моих соплеменников в революции, гражданской войне и в начале советского государственного строительства было больше, чем хотелось бы и евреям, и антисемитам, общеизвестно.

Во-вторых, принципиально не согласен с трактовкой Ходасевича как фантазера и трепача. Именно он старался быть точным в том, что говорил и писал. И для меня часто служит образцом такой точности.

А теперь собственно мысли. 

Стал бы я читать книжку про еврейскую барышню из Днепропетровска, воевавшую в анархистском отряде им. Бакунина, служившую в советской разведке и расстрелянную в 38-ом году?  Да нет, конечно!

Collapse )

ИСЧЕЗНУВШИЕ: БОРИС ПЕРЕЛЕШИН. ВАЛЕНТИНА СОББЕРЕЙ

В Москве, в мае стараниями Э.Ф.Шафранской во второй раз уже прошла конференция, посвященная  забытым писателям. А сейчас выходит книга  с текстами. Там есть и мой.

М.Ю. Книжник

ИСЧЕЗНУВШИЕ: БОРИС ПЕРЕЛЕШИН. ВАЛЕНТИНА СОББЕРЕЙ

Героев статьи объединяет не только участие в антологии «Ташкент в русской поэзии» (которая готовится к публикации), но и исчезновение из поэтического пейзажа ХХ века. И если Борис Николаевич Перелешин (1896 — ок. 1938) еще присутствует как создатель немноголюдного авангардного литературного течения — «фуизм», как автор переизданного не так давно приключенческого романа и в виде нескольких беглых упоминаний в мемуарах, то судьба Валентины Марцелиевны Собберей (1891–?), автора единственного опубликованного при жизни стихотворения, сценаристки первых узбекских кинофильмов, покрыта мраком. В статье не только суммированы крохи знаний об обоих поэтах, но и впервые публикуются неизвестные прежде факты, стихотворения, письма.

Ключевые слова: Перелешин, Собберей, Ташкент, Лев Толстой, «фуизм», кино.

Mikhail Knizhnik

DISAPPERED. BORIS PERELESHIN. VALENTINA SOBBEREY

Collapse )

СТИХИ, ВЫРОСШИЕ ИЗ ИЗВЕСТНОГО ФИЛЬМА

Два первых нашел Олег Лекманов. Третье добыли комментаторы. Трагический счет предъявлен во всех трех, но скорее не фильму, а  собственной жизни и эпохе.

Иван Давыдов

Ох, Ипполит, не надо.

Не ходи, Ипполит.

Она, Ипполит, не Надя,

Она, Ипполит, Лилит.


Выйдет себе дороже:

Там не ангел с небес.

Там ложь на лжи, а на ложе

Мелкий столичный бес.


Она – демонам мать.

Друг ее верный – мрак.

Жизнь твою изломать

Для нее пустяк.


Скажешь потом спасибо.

Ласкам ее не верь.

Смотри, заливная рыба

Плывет по мерзлой Неве.


Бритвой по горлу полоснет электрической,

Зла, холодна, пошла.

И скажет потом с улыбкой нервической:

«Тепленькая пошла».



Александр Францев

И на Мартышкино состав отправится.

Третья улица Строителей

общей памятью больна.

Растеряла прежних жителей

ненадёжная страна.


Если в прошлое сощуриться -

всё как прежде в том раю:

с детства памятная улица,

оливье да ай лав ю.


Там стоит ещё империя,

пряча давнюю гнильцу,

но уже вторая серия

приближается к концу.


Заливная рыба портится,

титры лезут на экран.

Дальше - больше: безработица,

залепуха и обман.


Не докличешься родителей,

в наступившей темноте,

и в квартиру на Строителей

заселяются не те.


Им еще начислят заново

плату страшную в квитке

за тепло левиафаново

на вселенском сквозняке.


Рада Орлова

Я не люблю иронии твоей, судьба.

С тяжёлым паром, Ипполит.

Я адресуюсь к человеку в шапке,

стоящему двумя ногами в микве

на улице Строителей.

Пускай тебя зовут не Айболит

Шабад, но и к тебе однажды

волной прибьется кто-то исцеленный.

Не школьная акула-Каракула,

а новая Надежда Шевелева

тебя расшевелит.

Collapse )

«ВЕСТНИК ЕВРОПЫ» К 1600-ЛЕТИЮ ВЕНЕЦИИ

В последнем, 56-ом номере  журнала «Вестник Европы» есть блок, посвященный Венеции.

Стихотворение Евгения Рашковского (новое, но не очень), стихотворение Льва Лосева (очень, но не новое).

Пьеса Говарда Баркера. Завяз, не дочитал.

К ним примыкает подборка переводов и оригинальных стихов Евгения Солоновича.

И текст венецианского знакомца Глеба Смирнова «Священная война». Очень страстно, с обилием цитат, реминисценций и аллюзий, но ни о чем.

СТРАННЫЕ СБЛИЖЕНЬЯ

Вот теперь, когда наконец отыскал отцовские военные карточки, стало абсолютно явно, почему я считал, что мальчик на обложке Сэлинджера, то есть на картине Уайета, которую Жутовский поместил на эту обложку, —  мой отец. 

Collapse )