Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

"ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ"

Художник Лактионов, Александр Иванович, 1965.

Слева направо: Арапов, Бочаров, Юдин, Розанов.

Великий хирург Сергей Сергеевич Юдин. Остальные - тоже весьма почитаемые хирурги. Многозначительные детали: портреты предшественников, корешки книг.  Бюст слева Пирогова, справа – Грекова. Кто посередине – не знаю. Из портретов узнал Павлова.

Это легендарная картина. Ее репродукция висела в кабинете моего учителя профессора Аталиева, Альберта Ервандовича. И была многажды обсуждаема.

Юдин после операции, в фартуке, который поддевался под операционный халат.

В руке у него скорее всего колба с кровью. Сергей Сергеевич развил разные способы переливания крови.

Я помню еще, как при внематочной беременности с разрывом трубы, кровь пациентки переливали ей из брюшной полости в вену. От всех этих способов давно отказались, но в свое время они спасли немало жизней.



ДВА ТАШКЕНТСКИХ РАССКАЗА

В том же №66 «Иерусалимского журнала», в который пришлось писать прощальный текст про Вениамина Клецеля, напечатаны еще и мои рассказы.


ОБХОДЯ МОРЯ И ЗЕМЛИ

Я служу врачом невообразимо много лет. На сегодняшний день мой стаж солиднее моего возраста.

Мне пришлось побывать хирургом, эндокринологом, урологом, рентгенологом и ретгенохирургом.

Я работал в необъятном СССР, много меньшем независимом Узбекистане и в совсем маленьком Израиле.

Но все эти годы во всех этих странах и по всем специальностям местом моей работы были больницы и только больницы.

Никогда я не работал в поликлинике. Хотя нет. Три дня в своей жизни я побывал амбулаторным врачом, и об этом стоит рассказать.

Вызывает меня главврач и говорит:

– С завтрашнего дня на десять дней в поликлинику, на жилмассиве, участковым, на грипп. И не спорьте, Михаил Юрьевич.

В поликлинике мне выдали карточки, бланки рецептов и отправили на вызова.

Collapse )

ПОЮЩИЕ В ФЕРРАРЕ, или КРУГИ И СПИРАЛИ

Прохожу по послеоперационной палате и слышу свободно льющуюся итальянскую речь. Оглядываюсь: пожилой пациент на кровати, с одной стороны сидит жена, с другой – дочь, тоже уже немолодая. Встречаемся взглядами, улыбаемся друг другу.

– Так говорить по-итальянски – моя мечта, – произношу на иврите. 

Короче, разговорились. К их преувеличенному одобрению я даже вставил несколько итальянских фраз.

– Откуда вы? – спрашиваю.

– Я из Рима, – говорит пациент. – А она из маленького городка.

– Из какого?

– Вы не знаете. Феррара.

– Я Феррару не знаю?!

Упоминаю Феррарскую школу живописи, Козимо Тура и Лоренцо Коста (спасибо, Павел Павлович Муратов). А потом назвал Джорджо Бассани. 

– Ты знаешь Бассани!? – возликовали они хором.

– Это друг моего отца, – пояснила старшая дама.

– А фильм «Сад Финци-Контини» ты видел?!

– Конечно.

– Помнишь там за столом на песах поют «Эхад ми йодеа?». Это мы пели.

Collapse )

АНГЛИЙСКАЯ БОЛЕЗНЬ

Любочка невысока ростом и, вследствие английской болезни, у нее ноги до сих пор еще гусем и прегадкая талия. Хорошего во всей ее фигуре только глаза...

Толстой, «Отрочество»

Нужно было больше сорока лет повариться в  медицинской щелочи, чтобы от Толстого узнать, что «английская болезнь» — старое название рахита.

Из рубрики «Орешек знаний...»

ИГАЛЬ ГРИТУН: ВЗГЛЯД НА ПРИКОСНОВЕНИЕ К НЕДОНОШЕННЫМ

«Нежное человеческое прикосновение» – это не выражение, это термин. Устоявшийся медицинский термин. Gentle Human Touch (GHT). Уже несколько десятилетий в самых серьезных медицинских журналах публикуются статьи о том, что недоношенные младенцы, к которым прикасаются ласковые руки – речь не о беглом прикосновении при уходе, а именно о возложении рук, – быстрее набирают в весе, гораздо более устойчивы к внешним воздействиям, и даже – нуждаются в меньших дозах наркоза при проведении операций.

Игаль Гритун не только фотохудожник высокого класса, автор книг и альбомов, но и врач редкой, неизвестной широкой публике профессии. Его специальность называется в мире – интервенциональная радиология, а в России – ретгенхирургия. Она предполагает острое зрение и чуткие руки. 

В представленной серии Гритун совместил обе свои ипостаси. 

Вот, собственно, и все, чем я могу предварить показ снимков. Остальное можно понять, рассматривая работы, ну или нагуглить.

Collapse )

БАЗАРЧИК ВЕРНУЛСЯ

Вот он, символ возвращения к нормальной жизни — базарчик среди полей недалеко от дороги.

Дважды в неделю натягивают парусиновые шатры, видные издалека. Загорелые громкоголосые молодые израильтяне с черными ободками под ногтями, подвозят ящики  с фруктами и овощами прямо с поля. Бездна силы и доброжелательности — попробуй, какая вкуснота, брат.  


Больше года я проезжал мимо пустующего угла поля у поворота дороги. И вот сердце возликовало: вдали возникли знакомые шатры. И даже затеплилось: может все еще наладится, все будет хорошо.


МЫТЬЕ РУК ХИРУРГА ПО СПАСОКУКОЦКОМУ-КОЧЕРГИНУ

Читателей у меня не много, потому мне не составляет труда к ним прислушиваться и даже вступать в переписку. По просьбе Елены из Запорожья выложу несколько стихотворений из «Готовальни». Хотя довольно далеко отплыл от них.

Кстати, после появления хлоргекседина, по данной методе руки уже не моют. Что тоже выглядит вполне символично и винтажно. МК

МЫТЬЕ РУК ХИРУРГА

ПО СПАСОКУКОЦКОМУ-КОЧЕРГИНУ

(Подражание Б. Слуцкому)

Сначала моете мылом 

Теплой водой из крана,

Заодно мусолите мысль 

О причине колотой раны.

Затем марлевою салфеткой 

Трете руки нашатырем,

В одном тазу, потом в другом,

Лица не морща от запаха едкого. 

Распаренные руки

розовые, как из бани,

Вы тщательно сушите полотенцем 

И не простым, а стерильным, 

Движеньем спокойным и сильным 

По кисти

и выше, к локтю.

Но это еще не все. 

«Все» будет лишь после того,

как ваши ладони и пальцы 

Добрых пять минут

поплещутся в спирту, 

Настоящем медицинском спирте. 

Полотенцем тщательно протрите,

Как уже было сказано:

По кисти

и выше, к локтю.

Так нам было наказано 

Одним стариком-хирургом,

А после додумано его юным учеником, 

Который с годами тоже стал стариком. 

Теперь нельзя на что попало опереться 

И случайные вещи в руки брать. 

Такими руками можно брать сердце.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Пожилая пациентка поступила для нетяжелого, но важного для сохранения ее жизни вмешательства. Делаем мы ей это не в первый раз и будем делать пока она будет жива. Один-два раза в год. Говорит только по-русски. Я объяснил ей в который раз суть предстоящей операции и протянул на подпись бланк согласия. Показал где подписать.

Если бы она ограничилась одним-двумя словами, то я бы не обратил внимания. Но тут вижу: пишет и пишет.


АНДРЕЙ МИРОНОВ И МЕДИЦИНА ТАШКЕНТА


  1. Вот такое, косвенное, мельком оброненное свидетельство, говорит о том, каким был этот город прежде. Что он - не украшение стареющей памяти, не мираж ностальгии, а реальность. К сожалению, исчезнувшая.


Из интервью Ширвинта к 80-летию Миронова.

- Неужели его нельзя было вылечить? Или он серьёзно не занимался здоровьем?

- А как же, все время занимался. Появлялись какие-то гении, которые, как потом выяснялось, тоже ничего не могли. Это в Ташкенте началось, когда у него что-то с головой случилось, и там врачи сказали, что у него в голове какое-то образование. За 15 лет до смерти, понимаешь!? А до этого все медицинские светила уверяли, что его головные боли, плохое самочувствие - все от переутомления, «много работаете».