Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

БАЗАРЧИК ВЕРНУЛСЯ

Вот он, символ возвращения к нормальной жизни — базарчик среди полей недалеко от дороги.

Дважды в неделю натягивают парусиновые шатры, видные издалека. Загорелые громкоголосые молодые израильтяне с черными ободками под ногтями, подвозят ящики  с фруктами и овощами прямо с поля. Бездна силы и доброжелательности — попробуй, какая вкуснота, брат.  


Больше года я проезжал мимо пустующего угла поля у поворота дороги. И вот сердце возликовало: вдали возникли знакомые шатры. И даже затеплилось: может все еще наладится, все будет хорошо.


МЫТЬЕ РУК ХИРУРГА ПО СПАСОКУКОЦКОМУ-КОЧЕРГИНУ

Читателей у меня не много, потому мне не составляет труда к ним прислушиваться и даже вступать в переписку. По просьбе Елены из Запорожья выложу несколько стихотворений из «Готовальни». Хотя довольно далеко отплыл от них.

Кстати, после появления хлоргекседина, по данной методе руки уже не моют. Что тоже выглядит вполне символично и винтажно. МК

МЫТЬЕ РУК ХИРУРГА

ПО СПАСОКУКОЦКОМУ-КОЧЕРГИНУ

(Подражание Б. Слуцкому)

Сначала моете мылом 

Теплой водой из крана,

Заодно мусолите мысль 

О причине колотой раны.

Затем марлевою салфеткой 

Трете руки нашатырем,

В одном тазу, потом в другом,

Лица не морща от запаха едкого. 

Распаренные руки

розовые, как из бани,

Вы тщательно сушите полотенцем 

И не простым, а стерильным, 

Движеньем спокойным и сильным 

По кисти

и выше, к локтю.

Но это еще не все. 

«Все» будет лишь после того,

как ваши ладони и пальцы 

Добрых пять минут

поплещутся в спирту, 

Настоящем медицинском спирте. 

Полотенцем тщательно протрите,

Как уже было сказано:

По кисти

и выше, к локтю.

Так нам было наказано 

Одним стариком-хирургом,

А после додумано его юным учеником, 

Который с годами тоже стал стариком. 

Теперь нельзя на что попало опереться 

И случайные вещи в руки брать. 

Такими руками можно брать сердце.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Пожилая пациентка поступила для нетяжелого, но важного для сохранения ее жизни вмешательства. Делаем мы ей это не в первый раз и будем делать пока она будет жива. Один-два раза в год. Говорит только по-русски. Я объяснил ей в который раз суть предстоящей операции и протянул на подпись бланк согласия. Показал где подписать.

Если бы она ограничилась одним-двумя словами, то я бы не обратил внимания. Но тут вижу: пишет и пишет.


АНДРЕЙ МИРОНОВ И МЕДИЦИНА ТАШКЕНТА


  1. Вот такое, косвенное, мельком оброненное свидетельство, говорит о том, каким был этот город прежде. Что он - не украшение стареющей памяти, не мираж ностальгии, а реальность. К сожалению, исчезнувшая.


Из интервью Ширвинта к 80-летию Миронова.

- Неужели его нельзя было вылечить? Или он серьёзно не занимался здоровьем?

- А как же, все время занимался. Появлялись какие-то гении, которые, как потом выяснялось, тоже ничего не могли. Это в Ташкенте началось, когда у него что-то с головой случилось, и там врачи сказали, что у него в голове какое-то образование. За 15 лет до смерти, понимаешь!? А до этого все медицинские светила уверяли, что его головные боли, плохое самочувствие - все от переутомления, «много работаете».

ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯ «О ТЕЛЕ ДУШИ» НОВЫЕ РАССКАЫ

Тринадцать рассказов, крепких, мастеровитых. Много точных деталей, описаний. Достаточно живые характеры. 

Те, что пореалистичней мне показались сильнее. Но и притчеобразные отторжения не вызывали, особенно, когда они замешены на дрожжах хорошо знакомой среды и ее обитателей. 

Не без дани мировым трендам – ну там, лесбийский брак армянки и азербайджанки – но и это протеста не вызвало. Все же о любви и смерти. А писатель, как владелец очень маленького бизнеса, должен думать о продвижении своего товара: переводы, премии. Ничего зазорного в этом не вижу. Если товар качественный.

Но вот добрел я до рассказа «Аутопсия». Аутопсия – это вскрытие трупа, если кто не знает. Главный герой – патологоанатом по фамилии Коган. Он вскрывает молодого мужчину, умершего в больнице от ножевого ранения. Криминальную смерть скорее будут вскрывать в судмедэкспертизе, а не в больнице. Но не станем придираться. 

Царапнула фраза: Первая жена Когана, гинеколог, незадолго до развода сказала ему фразу, которую он и по сей день не забыл: только патологический тип может выбрать себе профессию патологоанатома… 

Это откровенная глупость. Никогда и нигде в медицинской среде патолог не считается врачом второго сорта. Скорее наоборот. Во вскрытии трупов не больше патологии, чем в во вскрытии эхинококкового абсцесса печени или дренировании гнойного пиелонефрита. Да и потом, патолог гораздо больше времени проводит за микроскопом, чем у секционного стола.

Collapse )

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ

1.

Уже писал и не раз, что врачебная моя история в Израиле началась в урологии. Это ответвление вышло коротким и тупиковым: продолжения не последовало. Рвение тогда я проявлял небывалое, поскольку мною были постоянно недовольны. И казалось, что если я еще постараюсь, поднажму, то буду соответствовать высоким требованиям небольшого отделения далеко не первой в стране больницы. Ничем, кроме как идиотизмом то свое усердие сегодня объяснить не могу. В некоторой степени меня оправдывает только то, я очутился в точке пересечения множества новых векторов, каждый из которых оказалось непросто осознать и постичь. Страна, семья, язык, специальность. Все было внове. Но речь не о том.

Принимал я как-то одного дедушку для операции на простате. Простата – кормилица урологов. Она мешает жить пожившим мужчинам, многие из которых успели заработать денег. Заманчиво заниматься проблемами, сопровождающимися достатком.

Заполняю я тому пациенту историю болезни и с идиотским своим усердием записываю за ним историю его жизни – анамнез вите. А потом на вечернем обходе прилежно излагаю.

– В 1960 году рак кожи. Операция, обучение.

В 1966-ом рак легкого, удаление легкого.

1977 – рак крови, химиотерапия.

Первые трагические подробности мои коллеги слушали с вниманием и состраданием.

– 1986 – рак печени. Удалили долю печени. Рак желудка, резекция, облучение.

Врачи начинают откровенно скучать 

– Рецидив рака крови. Пересадка костного мозга. Рак толстой кишки. Гемиколэктомия…

Collapse )

ФИКСАЦИЯ. Из записок не юного врача

ФИКСАЦИЯ

Из записок не юного врача

По роду специальности мне приходится вставлять в моих пациентов разного рода трубочки. Либо для того, чтобы опорожнять некие полости тела или наоборот – чтобы вводить необходимые человеку жидкости – лекарства или питание. 

Трубочки эти устанавливаются на достаточно продолжительное время и закрепляются либо швами, либо разного рода приспособлениями, наклейками и прочим. Несмотря на наши усилия, пациенты или ухаживающие за ними люди умудряются катетеры эти выдергивать.  И часто в неурочное время.

После повторной процедуры введения трубки пациент, его лечащий врач или кто-то и семьи говорит:

– Ты бы спроворил фиксацию получше.

На это я обычно отвечаю:

– При любом креплении трубку можно вытащить. В наших краях даже фиксация с помощью гвоздей не показала абсолютной надежности. 

Некоторые смеются, другие не смеются, третьи не понимают, о чем речь.

"СОБИРАТЕЛЬ РАЯ" Е.ЧИЖОВ

Роман о коллекционерах, ностальгии и потере памяти. Неплохо, но очень многословно.

Вот несколько выписок, показавшихся мне интересными.

МК

1.

Сначала из рюкзака появились пара потемневших медных подстаканников, номерок гардероба ресторана “Арагви” и грампластинка Зары Долухановой; к ним присоединились немецкая губная гармошка, зажигалка-патрон и канареечно-желтый стиляжный галстук с силуэтом Манхэттена; последними с самого дна возникли металлическая рюмка с надписью “За победу”, футляр неизвестного предназначения и набор открыток с фотографиями актеров довоенного кино. Всё это было куплено за гроши на барахолке, где Кирилл был завсегдатаем и проводил там почти каждые выходные. Часть этих вещей будет обменяна, другая – подарена, наконец, третья сразу попадет в одну из его многочисленных коллекций: Кирилл собирал всё.

Collapse )

ЗИЛЬБЕР

ЗИЛЬБЕР

Как хорошо, что он жив.

Он соединяет  меня с  тем, что давно кануло.

Его родители дружили с моей бабкой, известным в Запорожье стоматологом. Мама девочкой бывала у Зильберов на елке. Мне даже показали дом, где они жили, на углу Дзержинского и Леппика. 

Один из углов занимал особняк за забором – детский дом. Ужас моего детства: дети на прогулке – все в одинаковой одежде. Про особняк я знал, что прежде в нем жил Брежнев эпохи «Возрождения». 

Дом Зильберов, совсем не особняк, был по другую сторону от трамвайной линии.

В студенческие мои годы, да и потом – Зильбер был фигурой легендарной. Его книжки, особенно «Клиническая физиология в анестезиологии и реаниматологии» нужно было читать обязательно. Они так просто и понятно объясняли сложные процессы, да еще с забавными рисуночками. А еще живая ироничная интонация. Что-то вроде: «Из всех видов гипертермий (повышение температуры) гипертермию от интенсивной работы мы рассматривать не будем, в отделении реанимации она наблюдается у персонала, а не у пациентов»

Как-то при маме мы обсуждали то ли с Шукурычем, то ли с Жориком добытую книжку Зильбера.

– Зильбер? Толик? – спросила мама. Вот тогда я узнал и про елки, и про дом на Леппика.

А еще в текстильной больнице работал хирург, который прежде жил в Петрозаводске. Он рассказывал мне, студенту-медбрату о Анатолии Петровиче, о спроектированном им отделении в перемычке между двумя башнями республиканской больницы. О рациональном и веселом устройстве этого невеселого отделения.

Да и Ташкент, как выяснилось, в биографии знаменитого доктора тоже присутствует.

МК



Спираль жизни профессора А.П.Зильбера (к 90-летию со дня рождения патриарха критической и респираторной медицины)

Журнал: Анестезиология и реаниматология. 2021;(1): 91-93

Collapse )

БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ С АТАЛИЕВЫМ

Про Альберта Ервандовича, большого хирурга и яркого значительного человека, я писал не раз, не два и даже не три.

Сейчас, насколько  понял, до Узбекистана дошла мода на дудеобразные видеоинтервью. Я рад, что сделали такой фильм и про него. И хотя ведущая слышится глупой и безграмотной, то, что и как говорит Аталиев, показывает его масштаб, мудрость и обаяние.

А может быть мне это только кажется, я не обективен.