Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Птичий метаболизм

  

В своё время меня удивили приспособления Господа, создававшего птиц именно для полета: полые кости, короткий и быстродействующий кишечник. Последнее многие не раз испытали на себе.

Зачем я вспомнил про это? Просто подумалось про быстрый птичий метаболизм нынешнего сознания. 

Совсем недавно внезапно умер нестарым яркий и талантливый человек. Я был совсем чуть-чуть знаком с ним. Пока я переваривал эту ошеломительную для меня новость, лента запестрела готовыми текстами, иногда немалого объема, они прославляли и проклинали: покойный был человеком неоднозначным. Предполагать, что у кого-то имелись заготовки некрологов, не приходится, смерть была неожиданной и явно преждевременной (и, к слову, я до сих пор сомневаюсь, что естественной).  К вечеру лента была полна до краев. Некоторое количество высказываний появилось на следующее утро, но к вечеру стало угасать. Небольшую вспышку интереса вызвали похороны. И всё – тишина. Птичка схватила свою добычу, переварила и полетела дальше.

Будет ли создан виртуальный каталог коллекции Игоря Савицкого?

Для тех, в чьих краях не открывается "Фергана" повторяю интересную статью Бориса Чуховича. МК

Узбекистан: Будет ли создан виртуальный каталог коллекции Игоря Савицкого?

© Статья написана автором специально для Международного информационного агентства «Фергана». Все права защищены. При перепечатке ссылка на источник и автора обязательны

Мониторинг нукусской ситуации в европейских СМИ

На прошлой неделе в Европе вновь появились материалы о Нукусском музее, в тысячекратный раз обыгрывающие троп «Лувр-в-пустыне». Блогер известного парижского виртуального портала MediapartДоминик Коний опубликовала текст «Лувр в пустыне: это чтоб тебя лучше видеть, дитя мое!». В свою очередь немецкая Die Welt поместила разворот Юлии Смирновой «Почему «Лувру в пустыне» грозит серьезная опасность?».

Статья журналистки и писательницы Доминик Коний представляет собой вполне архетипный текст. Здесь и «открытие некогда недоступного региона», и «гигантская монокультура хлопка», и «влюбившийся в регион неправдоподобно свободный подвижник», и его «преемница, которой он вверил хранение своего детища», «непреклонная во всем, что касалось сохранности, выставок и архивации», и «лучшая в мире коллекция русского авангарда 20-х-30-х, уступающая лишь петербургской».


В оформлении публикации на сайте Mediapart использован фрагмент постера к документальному фильму Чавдара Георгиева и Аманды Поуп «Пустыня запрещенного искусства» (2011)

Collapse )

Три персонажа

Про этот давний текст напомнил мне назойливо предупредительный Фейсбук. Если я про него забыл, то что ждать от других. Это не рассказы, все три героя – абсолютно реальные люди.

Три персонажа
1. Писатель
Диссертационные скандалы, сотрясающие в последнее время русский интернет, напомнили мне о трех персонажах.
Вместо рассуждений я лучше расскажу о них по порядку.

На той кафедре, которая выпустила меня хирургом, первый персонаж работал ассистентом. Руководил кафедрой профессор, еврей, ставший для меня символом еврея-начальника в рассеянии. Я был его любимым объектом для демонстрации объективности строгости, правдолюбия, а главное – интернационализма. Но речь не о нем. Ассистент тот, пожилой узбек, был непревзойденным чемпионом кафедры по количеству научных публикаций. У него с небывалой скорострельностью выходили статьи в лучших хирургических журналах Советского Союза, а было их тогда немало.
Русским языком наш герой владел средне.
Из научного своего чемпионства он не делал секрета. Придя на службу, он обкладывался
хирургическими журналами последних лет, а выходило, повторяю, их в ту пору изрядное количество. И начинал конструировать статью. Запев брал из одной. «Одной из актуальнейших проблем современной хирургии является...» или что-нибудь вроде того. До «руководящей роли партии» хирургические журналы не опускались. Основную часть он заимствовал из других статей, цифры подменял. В список цитируемой литературы обязательно добавлял кого-нибудь из местных корифеев, благо и ректор, и проректор, и половина деканов были хирургами. В список соавторов вставлял сотрудников кафедры. Никогда не посылал свои статьи в те журналы, статьи которых использовал для своих пазлов.
Вот и весь рецепт. Старика никто не осуждал, считали чудачеством. Особой карьеры он не сделал, оперировал средне. «Записную книгу» он одарил такой записью.

      _._

      - Ребята, никогда не выходите на мороз с полным мочевым пузырем, - поучал нас преподаватель хирургии. - Замерзнет - разорвет.
      _._

2. Маститый хирург
Второй персонаж был сотрудником той же кафедры, что и первый. Уже не припомню: был ли он ассистентом или уже доцентом, но вел себя, как доцент. И прозвище имел "Маститый хирург".

У этого было иное хобби
– он славился обилием авторских свидетельств и рацпредложений. Дело в том, что в хирургии существует множество приемчиков, или, как говорят на воляпюке, триков, которые из поколения в поколение используются на операциях. Например, Т-образную трубку, которую вставляют в желчный проток принято у перекрестка прошивать толстой ниткой, чтобы, когда придет время ее вытаскивать, тянуть не за зыбкую резинку, а за крепкую нить. Но поскольку приемчик был бесхозный, то авторство на него теперь принадлежит Маститому, правда об этом мало кто знает.

А откуда прозвище, спросите? Наш герой защитил кандидатскую по лечению лактационных маститов – послеродовых воспалений молочной железы. И не просто защитил, а провел ее как закрытую тему, в которой заинтересовано министерство обороны (!). Это позволяло защищаться без публикации статей. Статьи, как мы помним, были увлечением совсем другого человека.

3. Ученый
...а пока мне надо с вами познакомиться.
Пожалуйста, в порядке естественной очереди, от двери сюда, называйте имя,
отчество, фамилию, ученую степень и звание, конкретную область, в которой
работаете. Я это все запишу и к следующему разу постараюсь запомнить. (...)
  Дошла очередь и до меня. Я встала и отбарабанила:
-- Асташова Нина Игнатьевна, кандидат технических наук, доцент, доцент,
стохастическое программирование. Флягин опять поднял глаза и спросил:
  -- Зачем два раза доцент?
  -- Первый раз звание, второй раз занимаемая должность.
                                                                                 И.Грекова «Кафедра»


С этим персонажем мы вместе служили в учреждении, фасад которого украшали мои инициалы. Там так и было написано «НИИ КМ». В одном крыле располагалась клиника, палаты, операционные, в другом – научная часть, тишина, элегическая неторопливость.
Я обретался в первом крыле, он – во втором.

Невысокий, умный, амбициозный, резкий. Женился на яркой, крупной, красивой девушке, обитавшей в том же крыле.
Он был уйгуром, и это важно, поскольку наружному взгляду он казался абсолютно местным, коренным человеком. Но
внутренний – различал в нем чужака, такого же, как я или армянка-секретарша директора.
Вскоре после защиты кандидатской у него начались конфликты с начальством, и они уволились – мой персонаж и его жена.


Незадолго до моего отъезда мы столкнулись в городе. Это был конец большой волны отъездов. Уже уехали греки, крымские татары, почти все евреи, многие армяне и русские. Мы оба обрадовались встрече. Я стал его расспрашивать о работе.
– Все в порядке. Пишу ишакам диссертации,
– вдруг выдал он с лихой и абсолютно еврейской интонацией.
И тут я понял, что еврей – это не только национальность и вероисповедание, но и общественная функция, для выполнения которой общество может мобилизовать силы из любых своих слоев.

Про Т.Д.Лысенко

Сейчас, на волне сталинизации появился новый барашек пены -  Трофим Денисович Лысенко. В официальной культурной газете опубликована мутная статья, пытающаяся перелицевать износившееся до дыр реноме академика трех Академий.
Нужно сказать, что гальванизировать этот труп будет непросто: уж больно дик и средневековен он был даже для своего времени.
Вот любимый мой фрагмент из самого знаменитого опуса Лысенко - докладада на сессии ВАСХНИЛ 1948года "О положении в биологической науке". Трудно осознать, что смешливое это действие происходит не во времена Джорданно Бруно.
А вот скрины из оригинальной книжки. Грешен, люблю всякие диковинки.
Кстати, говорят, что 70-х Дубинин продолжал вместе с разоблаченным, но не исключенным Лысенко участвовать в ежегодных собраниях Академии Наук. Уж не знаю, здоровался ли... МК.

Один, на взгляд наших морганистов, якобы наиболее выдающийся среди них,
член-корреспондент Академии наук СССР, профессор-генетик Н. П. Дубинин много
лет работает над выяснением различий клеточных ядер плодовых мушек в городе
и сельской местности.

   В целях полной ясности укажем на следующее. Дубинин исследуем не
качественные изменения, в данном случае клеточного ядра, в зависимости от
воздействия различных по   качеству условий жизни.   Он   исследует   не
наследование приобретаемых под влиянием определенных условий жизни отличий у
плодовых мушек, а изменения, опознаваемые по хромосомам, в составе популяции
этих мух,  вследствие простого уничтожения  части из  них,  в  частности, во
время   войны.   Такое  уничтожение  называется  Дубининым,  как  и  другими
морганистами  "отбор". (Смех).  Такого  рода "отбор", идентичный  с  простым
ситом и  ничего общего не имеющий с его  действительной творческой  ролью, и
является предметом изучения Дубинина.

   Эта работа называется  "Структурная изменчивость хромосом  в популяциях
города и сельской местности".

   Приведу несколько выдержек из этой работы.

   "При обследовании  отдельных популяций  Dfunebris в работе 1937  г.
отмечен факт заметных различий по концентрации инверсий. Тиняков на обширном
материале подчеркнул это явление. Однако  лишь анализ 1944-1945 г.г. показал
нам, что  эти существенные  различия популяций связаны с различиями  условий
обитания в городе и деревне.

   Популяция  Москвы имеет 8 различных порядков генов. Во второй хромосоме
4  порядка (стандарт и 3 разных  инверсии). Одна инверсия  в III хромосоме и
одна в IV... Инв. II-1  имеет границы  от 23 C до 31 B. Инв. II-2 от 29 A до
32 B. Инв. II-3 от 32 B до 34 С. Инв. III-1 от 50 A до 56 A. Инв. IV-1 от 67
C до 73  A/B.  В  течение  1943-1945 г.г. в популяции Москвы изучен кариотип
3315  особей.  Популяция  содержала  огромные концентрации инверсий, которые
оказались различными по разным районам Москвы"36.

   Во  время и  после войны Дубинин продолжал свои исследования, занявшись
проблемой плодовых мух г. Воронежа и его окрестностей. Он пишет:

   "Разрушение индустриальных центров  в течение войны нарушило нормальные
условия  жизни.  Популяции  дрозофилы  оказались  в таких  суровых  условиях
существования, которые, возможно,  превосходили суровость зимовки в сельских
местностях.  Глубоко  интересным  было  изучить  влияние  изменений  условий
существования,  вызванных  войною, на  кариотипическую  структуру  популяций
города. Весной 1945  г.  мы  изучили популяции из г. Воронежа, одного из тех
городов,  которые  потерпели наибольшие  разрушения от немецкого  нашествия.
Среди  225 особей были найдены  только две мухи,  гетерозиготные по инверсии
II-2  (0,88  %). Таки образом, концентрации инверсий  в этом  крупном городе
оказались   ниже,   чем   в   некоторых   сельских  местностях.   Мы   видим
катастрофическое   воздействие   естественного  отбора   на  кариотипическую
структуру популяции"37.

   Как мы видим, Дубинин излагает свою  работу так, что внешне эта  работа
может показаться некоторым даже научной. Недаром же  эта работа фигурировала
как  одна  из главных при избрании Дубинина  членом-корреспондентом Академии
наук СССР.

   Но  если  изложить эту  работу  попроще,  освободив  ее  от  словесного
псевдонаучного оформления и заменив  морганистский  жаргон обычными русскими
словами, то выяснится следующее:

   В результате многолетней  работы Дубинин "обогатил"  науку "открытием",
что в  составе  мушиного  населения  у  плодовых  мушек  г.  Воронежа  и его
окрестностей  во  время  войны произошло  увеличение процента  мух с  одними
хромосомными отличиями и  уменьшение других плодовых мух с другими отличиями
в  хромосомах  (на  моргановском  жаргоне это  и  называется  "концентрацией
инверсии" II-2).

   Дубинин   не   ограничивается   добытыми  им   во   время  войны  столь
"высокоценными"  для  теории  и  практики  открытиями, он  ставит  для  себя
дальнейшие задачи и на восстановительный период и пишет:

   "Будет   очень  интересно   изучить  в  течение  ряда  последующих  лет
восстановление  кариотипической   структуры  популяции  города  в  связи   с
восстановлением  нормальных  условий жизни"38.(Движение  в  зале.
Смех).

   Таков типичный для морганистов  "вклад" в  науку и практику до войны, в
период войны и таковы перспективы морганистской "науки" на восстановительный
период! (Аплодисменты).






Наманганские яблочки

Рассказывают, что композитор, написавший эту песню, был потом долгие годы директором музыкальной школы на Ц-4. Кстати, единственного здания Кашгарки, пережившего землетрясение. И о чем бы он не говорил, где бы ни выступал, какую бы торжественную речь не произносил, разговор непременно сворачивал на "Наманганские яблоки".

Эльмира Уразбаева здесь хорошая очень.


А тут знающие люди подкинули интересные дополнения и уточнения.
Вот любопытный фрагмент:

Буквально за полгода после ухода на научную работу Хабибуллаев совершает переворот в медицинской науке. Он становится инициатором лечения туберкулеза лазером.(...) Те больные, которые в результате лазерного лечения, якобы выздоровели, на самом деле умерли. Но в Правде Востока (Редактор Р.Сафаров) появилось интервью с Хабибуллаевым по поводу лазерного лечения, где он для пущей важности сообщил, что его работами заинтересовалась руководитель ассоциации "Лигсем Корпорейшн" из США Элла Мирра. В то время это производило впечатление. Америка все - таки. Но это была очередная туфта. Элла Мирра ничего в таких делах не понимала по одной причине. Элла Мирра – это псевдоним бывшей певицы узбекской эстрады Эльмиры Уразбаевой (60-ые годы), которая была знаменита тем, что исполняла популярную узбекскую песенку "Наманганские яблочки".
Эмигрировала в США и стала Эллой Миррой. Но Р.Сафаров, который
рекламировал Хабибуллаева, по итогам своих научных достижений (он
защитил диссертацию по истории узбекских типографий) стал … академиком. Заодно дам справку, что никаким пионером в лазерах Хабибуллаев не был. Применение лазеров в медицине началось в бытность Д.Ф. Устинова министром обороны. Занимался этим НИИ военно-промышленного комплекса (ВПК) в Куйбышеве (Самара).

Слова и картинки. Магдебург

Университет саксонской столицы носит имя бывшего бургомистра, который прославился совсем не административной карьерой.
Отто фон Герике на эмблеме выглядит скорее битником, чем средневековым ученным.
15

Гравюра с его научным озарением помнится мне с детства, из научпоповских  книг.
otto

В память об этом на улицах Магдебурга установлены множество магдеургских полусфер веселенько и изобретательно разукрашенных.
15-1
Collapse )

Антология. Александр Колмогоров

Александр Колмогоров

Александр Колмогоров, которого мне гораздо сподручней называть Сашей – от душевной близости и по многолетней дружбе, актер и поэт. Он родился в Ташкенте, там же окончил филфак и театральную студию, играл в ТЮЗе и в «Ильхоме» у Вайля, там вышли первые его сборники.

Второй десяток лет Саша живет в Москве.


С годами у него все меньше стихов, которые можно эффектно прочитать со сцены и все больше стихов, которые хочется перечитывать в одиночестве, про себя.


1

***

Ветер осенний с далеких морей
Гнет тополя, точно мачты фрегатов.

Криками чаек и песней пиратов
Бредит листва городских тополей.

Пыль подоконников бредит дождем.
Мутным. Холодным. И не отвертеться,
Если пойму: Краснокожим Вождем
Через заборы, кратчайшим путем
Лезет мне в душу ташкентское детство.

Тащит во двор облетающий наш,
В прежнюю улицу, к прежним ребятам.
В ту, где веселым от горя пиратом
В бричке подкатит к нам дядя Юлдаш.

– Сашка! Неси из колодца воды! –
Крикнет, стуча деревянным протезом.
Слева на кителе вспыхнет надрезом
Орден черешневый Красной Звезды.

Мы на минуту оставим футбол.
Он из кармана достанет конфеты,
Сдунет махорку и выкрикнет: – Го-ол! –
То ли смеясь, то ли плача при этом.

Уголь развез. Его бричка черна.
В черных усах седина серебрится.
Знаем: по улицам с песней носиться
Будет он в бричке своей дотемна.

Где эта улица? Где этот дом?
Срыли. Состав над домами несется.
Светится буковка «М» над колодцем
Синим, от холода мутным огнем.

Бог с ней.
…Но только бы ветер с морей
Гнул тополя, точно мачты фрегатов,
Только бы помнили песню пирата
Город, листва городских тополей.


                

                    ТАШКЕНТ

                                    М. Книжнику

В саду накрыли стол последний раз.
Хозяева куда-то уезжают.
Вино и фрукты. Шашлыки анфас.
И все писать друг другу обещают.

Накрыли. Стол. В который раз. Опять.
Кто следующий? Может, мы? Не знаю.
И душно под сиренью танцевать,
Битлам косноязычно подпевая.

Немое туркестанское кино.
В нем надо обниматься рядом с домом.
В нем не пьянит прощальное вино,
Когда идешь по городу пустому.

По городу, который нас связал
Восточными тугими чапанами,
По городу, который нас спасал,
Когда дрались до крови пацанами.

Он нас мирил с врагами. Ревновал
К отъездам ранним. Истекал арбузом.
С улыбкой наши судьбы рифмовал
С землей Аллаха… Кто кому обузой

Однажды стал? Он нам? Иль мы ему?
Но сколько ни носи под сердцем слово,
Оно не пригодится никому,
Пока сюда не возвратится снова.


0_d33a8_f1301001_XXXL

Еврейская нотка

Френда nora_shafran рассказала смешную, но подзамочную историю, которая повела меня на ответ.


Курсе на пятом к нам на хлопок прислали двух преподавателей из расформированной провинившейся бригады.
Одного звали Иоффе, второго - Александром Сергеевичем. Ни имени первого, ни фамилиии второго я не помню.
С АС мы подружились после того, как он сказал, что я в поле иду, как Лев Толстой - борода, палка, меховая шапка пирожком.

А я ему ответил:
- Александр Сергеевич сказал, что Михаил Юрьевич, ну прям как Лев Николаевич.

Как-то вечером он сказал:
- Сегодня с Иоффе плотно разговаривали про науку.
- Ну и как? - спрашиваю.
- Для еврея слабоват.

Выбранные места из переписки с друзьями. Чехов

При обсуждении картинки,
Che
размещенной в фейсбуке,  Екатерина Дайс  упомянула свою статью о Чехове и любезно прислала ссылку.
Отозвался я частным письмом,  но, несмотря, что отзыв был критичным, Катя попросила   выложить его на всеобщее обозрение. Речь в статье шла о рассказе Чехова «Рыбья любовь».

...я всегда с некоторым тайным страхом начинаю читать Ваши тексты - вдруг опять будет не по моим мозгам и не по моему образованию.
С Чеховым Вашим я вроде бы разобрался.
Статья мне понравилась, хотя я с ней и не согласен.

Прежде всего о происхождении "Человека без селезенки". Не забывайте, что псевдоним принадлежит  врачу. В старых медицинских понятиях селезенка была органом печали. Ну вот для своих юмористических рассказов он и выбирает такой псевдоним: и странный, и ученость  показать.  Но это 1892 год, Чехову 32 года, он уже вернулся с
Сахалина,он уже давно не Чехонте, и не"Человека без селезенки". В том же 92-ом,  написана, например, "Палата №6".
Вы совсем не берете в расчет, что рассказ юмористический,
и сейчас смешной.
Согласен, что в нем Чехов обозначает свое знание гностического мировоззрения и терминологии. Но ведь он подтрунивает над ними. Как в дальнейшем с некоторой дистанции разглядывал  любые теории и умозрительные построения.
Чего ему не могли простить ни правые, ни левые, ни Анна Ахматова.