Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ПОЮЩИЕ В ФЕРРАРЕ, или КРУГИ И СПИРАЛИ

Прохожу по послеоперационной палате и слышу свободно льющуюся итальянскую речь. Оглядываюсь: пожилой пациент на кровати, с одной стороны сидит жена, с другой – дочь, тоже уже немолодая. Встречаемся взглядами, улыбаемся друг другу.

– Так говорить по-итальянски – моя мечта, – произношу на иврите. 

Короче, разговорились. К их преувеличенному одобрению я даже вставил несколько итальянских фраз.

– Откуда вы? – спрашиваю.

– Я из Рима, – говорит пациент. – А она из маленького городка.

– Из какого?

– Вы не знаете. Феррара.

– Я Феррару не знаю?!

Упоминаю Феррарскую школу живописи, Козимо Тура и Лоренцо Коста (спасибо, Павел Павлович Муратов). А потом назвал Джорджо Бассани. 

– Ты знаешь Бассани!? – возликовали они хором.

– Это друг моего отца, – пояснила старшая дама.

– А фильм «Сад Финци-Контини» ты видел?!

– Конечно.

– Помнишь там за столом на песах поют «Эхад ми йодеа?». Это мы пели.

Collapse )

КОМИЛЬФОТНАЯ НЕНАВИСТЬ

По подразделению людей на comme il faut и не comme il faut они принадлежали, очевидно, ко второму разряду и вследствие этого возбуждали во мне не только чувство презрения, но и некоторой личной ненависти, которую я испытывал к ним за то, что, не быв comme il faut, они как будто считали меня не только равным себе, но даже добродушно покровительствовали меня. Это чувство возбуждали во мне их ноги и грязные руки с обгрызенными ногтями, и один отпущенный на пятом пальце длинный ноготь у Оперова, и розовые рубашки, и нагрудники, и ругательства, которые они ласкательно обращали друг к другу, и грязная комната, и привычка Зухина беспрестанно немножко сморкаться, прижав одну ноздрю пальцем, и в особенности их манера говорить, употреблять и интонировать некоторые слова. Например, они употребляли слова: глупец вместо дурак, словно вместо точно, великолепно вместо прекрасно, движучи и т. п., что мне казалось книжно и отвратительно непорядочно. Но еще более возбуждали во мне эту комильфотную ненависть интонации, которые они делали на некоторые русские и в особенности иностранные слова: они говорили мáшина вместо маши́на, дея́тельность вместо дéятельность, нáрочно вместо нарóчно, в каминé вместо в ками́не, Шéкспир вместо Шекспи́р, и т. д., и т. д.

Толстой «Юность» 1855-57 гг.

Прошло 170 лет, а причины и механизмы высокомерия и снобизма остались прежними.

Кстати, что за русская фамилия Оперов? Крещенный Офиров?

В этот день 8 лет назад

Этот пост был опубликован 8 лет назад. За истекший период левое безумие выплеснулось из университетов на улицы. На место нобелиата пришел его зомбиобразный клон. Улицкая сильно пошатнула свои позиции по многим статям. Но самое горькое, что уже год как умер от короны мой ньюйоркский дядька.

-.-

Какой-то парад зомби, пусть меня Бог простит. 

Днями сообщили о смерти Бондарева, про которого я был уверен, что он умер давным-давно. А потом – Манолис Глезас, уже просто персонаж книги «Легенды и мифы Древней Греции».

БАССАНИ. САД ФИНЦИ-КОНТИНИ

После того, как взрослые немного неловко обменивались обычными приветствиями в полумраке портика, мы поднимались по крутой лестнице на второй этаж, где была итальянская синагога, просторная, наполненная звуками органа и песнопений, очень похожая на христианскую церковь и такая высокая, что иногда в майские вечера, когда боковые окна под сводом бывали открыты навстречу заходящему солнцу, начинало казаться, что мы погружены в золотистый туман. Да, конечно, только мы, евреи, выросшие в соблюдении одних и тех же религиозных правил, были в состоянии понять, что означало принадлежать к итальянской синагоге, находившейся на втором этаже, а не к немецкой, на первом, такой чужой в ее почти лютеранской строгости, с неизменными дорогими широкополыми шляпами. И это еще не все: многие могли отличить итальянскую синагогу от немецкой, во всех подробностях, но кто, кроме нас, был бы в состоянии точно рассказать, например, о «тех, с улицы Виттория»? Так обычно называли членов семей — Да Фано с улицы Науки, Коэн с улицы Игры в мяч, Леви с площади Ариосто, Леви-Минци с аллеи Кавура и, может быть, нескольких других, которые имели право посещать маленькую левантийскую синагогу, называвшуюся также фанезийской; она была расположена на четвертом этаже старого жилого здания на улице Виттория. Все это были люди немного странные, немного подозрительные, уклончивые; для них религия, которая в итальянской интерпретации приобрела народные и даже театральные, чуть ли не католические черты, заметные и в характере людей, открытых и оптимистичных большей частью, очень итальянизированных, — для них религия оставалась культом избранных, исповедуемым в тайных молельнях, куда следовало приходить ночью, пробираясь по одному по самым темным и неизвестным улицам гетто.

ВЫСТАВКА ВЕНИАМИНА КЛЕЦЕЛЯ. 30 АПРЕЛЯ 2018, ИЕРУСАЛИМ

Веня такой мастер, который  за три месяца выдает на гора картин на полноценную экспозицию. Мне даже кажется, что иерусалимская публика еще не нагуляла аппетит с его прошлой выставки, поэтому народу на открытии было поменьше.

Зато это позволило рассмотреть спокойно работы, хотя и пообниматься и поболтать тоже было с кем.

Collapse )