Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

КАРМАН НА ЖОПЕ

Этот рассказ написан достаточно давно, до начала русско-украинской войны.

Опубликован тоже давно, но тогда война уже шла.

КАРМАН НА ЖОПЕ


Люди, которые любят лазать по крышам и фотографировать с высоты называются – «руферы».

Театр в Запорожье носил имя Николая Щорса, что уже было смешно.  Неизвестно, успел ли за свою 24-летнюю жизнь побывать в каком-нибудь театре сын рабочего-железнодорожника из поселка Сновск, закончивший фельдшерскую школу, за год до смерти вступивший в партию большевиков, командовавший дивизией и, как говорят, убитый своими, выстрелом в спину.

Располагался театр в здании сталинского классицизма на главном проспекте, на который весь город - от вокзала до плотины - был насажен, как на шампур. Назывался проспект, как и положено называться главной улице в областном городе. Весь облик театра намекал на московский Большой, такая скромная, провинциальная вариация на тему.

На фронтоне, там, где у Большого – квадрига и Аполлон, у нашего была трехфигурная манерная композиция. Посередине - дама, одна властная рука поднята, во второй то ли лира, то ли лавровый венок. Справа от дамы – парень в вышиванке и с бандурой, украинец должно быть. Слева – другой, нейтрального вида с книгой на коленях, наверно русский в представлении ваятелей. На тимпане заходится в гопаке группа, шагнувшая туда прямиком из «Кубанских казаков».

Collapse )

АЛЕКСАНДР ЦЫГАНОВ "КОНТРАСТ"

Сегодня день рождения Цыганова. Уже 14 лет после его ухода. Мне до сих пор не хватает  его ума, его неожиданного и резкого суждения, разговоров с ним. Я отцифровал его «текстушки». Надеюсь, что получится книга.

В этой «текстушке» есть свобода, повествование уходит с магистрали в переулки. И мне вкайф таскаться за ним по этим переулкам.

МК

Александр Цыганов

КОНТРАСТ[1]

Дайте выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке.

Б.Ш. Окуджава

Зимой 1942 года в просторном и светлом здании Чимкетского педучилища, построенном по плану III-й пятилетки, кроме будущих воспитателей дошкольных детских учреждений, занимались ещё студенты Учительского института и ученики средней школы им. Клокова, уступившие свои родные стены эвакогоспиталям.

Одним из тех погожих дней, какие природа дарит иногда Южному Казахстану в январе-феврале, занятия были приостановлены. Ждали дорогого гостя – Михаила Жарова. Все знали и любили артиста, снимавшегося в «Путевке в жизнь», «Трех товарищах», «Трилогии о Максиме» и многих других кинокартинах. Он приехал из Алма-Аты, где продолжал работать на «Мосфильме».

Молодых людей обоих полов и разного возраста набилось в актовом зале, как сельдей в бочке.

Collapse )

ЭДУАРД КОЧЕРГИН


Я уже писал о нем. Мне очень нравятся четкие и независимые его суждения. Яркая блестящая личность. Это интервью отсюда. МК

«Бродский вообще ни под какое влияние не попадал» Интервью с художником и писателем Эдуардом Кочергиным

Сегодня 80 лет со дня рождения Иосифа Бродского. В честь этой даты Юрий Левинг поговорил о нем с Эдуардом Кочергиным, театральным художником и писателем. Кочергин общался с Бродским, но не относится к числу его «вдруг появившихся приятелей», которые рассказывают о поэте так много, часто и охотно — поэтому беседа вышла сдержанная и содержательная.

— В одном из интервью вы упомянули, что Иосиф Бродский четыре с половиной месяца жил у вас в квартире. Расскажите подробнее об этом эпизоде: когда это случилось и с чем было связано?

Collapse )

АЛЬБОМ "ЗОДЧЕСТВО УЗБЕКИСТАНА"

Очередной раз потешил себя прекрасной и абсолютно ненужной покупкой. Альбом огромного формата. Несмотря на немалый тираж, никогда прежде его не видел, даже мельком.

Футляр
Футляр
Collapse )

ПАМЯТНИК НУРИЕВУ

Я размышляю про свою любовь к памятникам. Сколько в них смешного, как они обнажают  глупость, дурацкие амбиции, незнание истории, непонимание анатомии. Никакой другой вид искусства так не раздевает заказчика и киллера исполнителя. Особый комический эффект,  как туман вьется над зияющей пропастью между  монументальностью, претензией на вечность и ничтожеством воплощения.

Collapse )

МОСКОВСКИЕ ПАМЯТНИКИ

Такое впечатление, что за все почти четверть века моего отсутствия в  Москве весьма были заняты установкой новых памятников.  Покажу лишь те, что попались мне на недлинном московском  пути.  Скажу честно: восторга моего ни один из них не вызвал.

"Прощание"славянки" на Белорусском вокзале. Не совсем понятно: маршу, композитору, солдатам, уходящим на фронт, Первая мировая, Вторая? И почему не перед вокзалом, а в проходе к перронам.
Collapse )

Ф.Горенштей, "Бердичев". Спектакль театра им.Маяковского.


Пьеса Горенштейна сделана хитро. Ее можно повернуть и так, и эдак. Можно, ставить как ставят Ионеско, текст позволяет: много повторов, нагнетания абсурда, невпопадных поступков.
Можно, как Нэшионал Джиографик: исчезнувший подвид – «еврей местечковый» в своей среде обитания. Пинцетиком пересчитать надкрылья, тупым концом постучать по хитину.
А можно, как в театре Маяковского – с иронией, с сочувствием, даже с жалостью, но без снисхождения. Как что-то свое, кровное, да еще погруженное в кровавое, в советскую историю с 1945 по 1975. Не забывая перебирать попутно, как кнопки на баяне, этапы большого пути – Война, война с Венгрией, война с Чехословакией (их ведь до сих пор называют стыдливыми эвфемизмами «введение войск», да?).
Честно говоря, я до конца не понимаю, зачем русским людям, начиная с молодого режиссера, понадобилось заходить так глубоко в еврейское местечковое море, к тому же усохшее, как Арал. Зачем понадобилось ломать речь не акцентом, нет, это было бы анекдотом, а иной мелодикой, с торчащим поперек дороги именительным падежом – «мой муж убит на фронт».  Ну не для того же, чтобы на три вечера привезти этот спектакль с немыслислимым количеством бебехов в Тель-Авив.
Особое восхищение вызывает художник, не пожалевший сил на эти самые бебехи – кучу мелких и крупных вещей, приносящих на себе свою долю воздуха времени. Вынос на сцену в 60-е холодильника «ЗИЛ» прошелестел по залу стоном: «У нас был такой».
Все актеры были замечательно хороши, но отдельные рукоплексания Татьяне Орловой, исполнительнице главной роли Рахили, яркой характерной актрисе, очень тонкой и точной. В кино ее почти не снимают, не считать же фильмами бесхитростные сериалы, где для актрисы такого мастерства не находится лучшего применения, чем роль уголовниц-коблов, держащих в страхе всю камеру.



Меня, уже лет десять не посещающего зрелища, приезжающие из России, за откровенные ухватки чёса, минимализм декораций и демо-версии пьес, приятно порадовала добросовестность этого спектакля. Четыре часа чистого удовольствия, включая антракт.

Карман на жопе

Этот рассказ написан достаточно давно, до начала русско-украинской войны.


Карман на жопе
                                                                                                                Памяти Юрия Яковлева

Люди, которые любят лазать по крышам и фотографировать с высоты называются – «руферы».

Театр в Запорожье носил имя Николая Щорса, что уже было смешно.  Неизвестно, успел ли за свою 24-летнюю жизнь побывать в каком-нибудь театре сын рабочего-железнодорожника из поселка Сновск, закончивший фельдшерскую школу, за год до смерти вступивший в партию большевиков, командовавший дивизей и, как говорят, убитый своими, выстрелом в затылок.

Располагался театр в здании сталинского классицизма на главном проспекте, на который весь город - от вокзала до плотины - был насажен, как на шампур. Назывался проспект, как и положено называться главной улице в областном городе. Весь облик театра намекал на московский Большой, такая скромная, провинциальная вариация на тему.

На фронтоне, там, где у Большого – квадрига и Аполлон, у нашего была трехфигурная манерная композиция. Посередине - дама, одна властная рука поднята, во второй то ли лира, то ли лавровый венок. Справа от дамы – парень в вышиванке и с бандурой, украинец должно быть. Слева – другой, нейтрального вида с книгой на коленях, наверно русский в представлении ваятелей. На тимпане заходится в гопаке группа, шагнувшая туда прямиком из «Кубанских казаков».

В театре когда-то начинал Николай Гринько, любимый актер Тарковского, сыгравший Чехова, но оставшийся в памяти народной немудреным Папой Карло. Мама рассказывала, что в Запорожье длинный, худой Гринько был Патом. Его партнера, коротышку Паташона, я застал в театре. Нас часто из школы водили на спектакли.  А Гринько я увидел на углу у 72-го гастронома, где всегда стояла бочка с квасом. Он приезжал навещать свою маму, жившую в «театральном доме», на стене которого висела нечастая для Запорожья вещь – мемориальная доска. Здесь жил Магар, народный СССР, создатель и вдохновитель театра.
Кроме Магара был в городе еще один народный артист Союза – Трощановский, один из немногих официальных, утвержденных и завизированных Лениных на украинской сцене.  Наши культпоходы в Щорса закончились печально. Трощановского-Ильича обстреляли жеваной бумагой из трубочек. Школу потряхивало с год.

Во всех спекталях на краю сцены сидели две пожилые дамы и вязали носки. В зависимости от пьесы они были дуэньями в креслах или сельскими бабками на завалинке, но носки они вязали взаправду, то была нелишняя добавка в тощий актерский бюджет.  Пребывание их на сцене не было художественным ходом, все знали, что когда-то они были пассиями всесильного хозяина Запорожья, а теперь - и всей необъятной империи под геронтологическим правлением. Их так и называли: «лёнькины» и не могли ни уволить, ни отправить на пенсию.

Обычно в зале было, где упасть яблоку и другим фруктам, на которые щедра украинская земля. Но однажды я помню аншлаг. На вводе играл Юрий Яковлев, звезда вахтанговской сцены.  Давали спектакль по пьесе Корнейчука "Пам'ять серця".  Иностранец, кажется итальянец, приезжает на Украину, где он воевал в партизанах, бред какой-то. И находит там женщину, в которую был влюблен.  Итальянца играл Яковлев, он говорил на ломаном русском, все остальные – по-украински, но такое двуязычье, даже двух-с-половиной-язычье выглядело вполне натурально, особенно для юга Украины. Неестественным было другое. Когда Яковлев появился на сцене, моментально становилась видна пропасть в самом существовании, степени достоверности, органичности между ним и его партнерами.
Разница была так разительна, что даже я, пятнадцатилетний, это увидел и все понял.  Это было похоже на чудо.
Остается загадкой, каким образом кинозвезда первой величины, ведущий актер одного из лучших столичных театров, обладатель диапазона от гротеска до трагедии, на вечер или два оказался в провинциальном городе, чтобы ввестись в спектакль местного театра, идущий на другом языке. Денежная заинтересованность отметается, театр Щорса - это вам не дворец спорта «Юность», не те масштабы. Чтобы срубить по-легкому, собирают самый большой зал, показывают нарезку из любимых народом фильмов, рассказывают несколько театрально-киношных баек и отбывают восвояси. А тут репетиции, мизансцены... И все это, чтобы показать захолустному пятнадцатилетнему подростку, каким бывает настоящий театр.

Я вспомнил эту историю, когда увидел фоторепортаж «руферов», посетивших крышу запорожского театра им. Магара.  Да, театр уже давно не носит имя фельдшера-комдива. Смельчаки взобрались на фронтон к потемневшей от времени и запорожского индустриального смога троице. Вблизи скульптуры оказались еще грубее и аляповатее. Но растрогала одна деталь: у «русского», того, что с книгой в руках, на брюках сзади тщательно вылеплен ремень, шлейки и задний карман, куда легкомысленные мужчины, вроде меня, суют бумажник. Я подумал об ответственности художника перед своим замыслом.  О необходимости воплотить его, свой замысел, во всю силу отпущенного таланта, и даже, если знаешь, что произведения твоего во всей полноте, скорее всего, никто не увидит.

2013

teatr zaporozhye 2
teatr zaporozhye 1

Немного снобизма

Вчера вспомнил про «Вишневый сад» в иерусалимском театре «Хан». Играют на иврите. Вот диалог в обратном переводе.

Любовь Андреевна. Продан вишневый сад?
Лопахин. Продан.
Любовь Андреевна. Кто купил?
Лопахин. Я купил.

И зал дружно ахнул.
Даже завидно стало.

чехов иврит