Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ТВЕРДАЯ ПЯТЕРКА

Андрей Чистов попал в «Записную книгу» с первоклассной историей. Вот —  новая из того же источника.

в маршрутке, опасно раскачиваясь при каждом ускорении-торможении, мужичонко в маске по самые брови нависает над сидящей старушкой, приговаривает: "эх, ёбтыть!", "ух, блеать!"... старушка поднимает глаза:

- мущщина, вам надо повязку сменить.

Имперские старики

В очередной раз поразился комментам. Такое впечатление, что они читали какой-то другой текст. Чемпионкой стала дама, написавшая: «Я бы не хотела бы попасть к Вам на приём, не важно как я владею языком, вы недобрый человек». МК


Весьма пожилой пациент, он репатриировался лет пять назад из Чили, сказал после операции:

- Ваша алия - большое благо для страны. Вы работоспособны, энергичны, целеустремленны. Но, послушай, ваши старики… Они ведь даже не говорят на иврите.

Что мне было сказать ему?

Что наши старики - это имперские старики, рожденные и взращенные великой империей, тем самым колоссом на глиняных ногах?

Что они привыкли жить в неимоверно огромной стране и привыкли, что в  Кизыл-Арвате и в Дублты с ними будут говорить по-русски, изворачиваясь, мучаясь, но - будут.

Что, забыв, как разговаривали их бабушки и дедушки, они высокомерно передразнивали грузинский или таджикский акцент.

Что, приехав беженцем в Ташкент и прожив там лет пятьдесят, умудрились не знать узбекского.

Так с какого переляку они вдруг будут учить иврит? Тем более что за четверть века секретарши, продавщицы, водители автобусов худо-бедно, но двадцатью-тридцатью нужными русскими фразами обзавелись.

Сказать ему, что эти имперские старики родили и воспитали нас, энергичных и целеустремленных, и это они втемяшивали в нас с детства: еврею, чтобы преуспеть, нужно быть на голову выше местных. Навык, так пригодившийся нам здесь, где все евреи - и местные, и мы.

И про то, что они уходят, наши любимые имперские старики, так и не выучив иврита, и поэтому на наших кладбищах уже так много плит с надписями на русском.

Но всего этого я ему, конечно, не сказал, а пожелал скорейшего выздоровления.


Ссылка

Все статьи автора в блоге "Вестей"

Выписки. Набоков

Как хорошо, что есть Набоков. Что можно хоть изредка посмотреть на  мир через его объектив с чуть передержанным фокусом и усиленным зумом.

Точные попадания случаются у него на каждой странице, но бывают такие куски, котрые хочется засунуть за щеку и носить с собой, переодически вытаскивая и, прищурив один глаз, смотреть сквозь них на солнце.

Тут никаких новостей. Просто перечитывал и вот - делюсь.
МК


-.-

... валяясь на сухой, хвойными иглами устланной земле, под соснами, стволы которых были испещрены солнцем, она закинула голые руки за голову, показывая прелестные впадины подмышек, недавно выбритые и теперь словно заштрихованные карандашом.
-.-

Привет он передал жене Грузинова, Валентине Львовне, свежей, ярко одетой, сорокалетней даме с иссиня-черными волосами, улыбавшейся очень осторожно, так как передние зубы (всегда запачканные кармином) чересчур выдавались, и она спешила натянуть на них верхнюю губу.
-.-

"Можно снять муравья?" - спросил он в скобках. "Зависит откуда". "С чулка". "Убирайся, милый", - обратилась она к муравью, смахнула его сама и продолжала…
-.-

единственным спутником Мартына был пожилой француз, бритый, бровастый, с лоснящимися маслаками. Француз скинул пиджак и быстрым перебором пальцев сверху вниз расстегнул жилет; стянул манжеты, словно отвинтил руки, и бережно положил эти два крахмальных цилиндра в сетку. Затем, сидя на краю лавки, покачиваясь, - поезд шел во всю, - подняв подбородок, он отцепил воротник и галстук, и так как галстук был готовый, пристяжной, то опять было впечатление, что человек разбирается по частям и сейчас снимет голову. Обнажив дряблую, как у индюка, шею, француз облегченно ею повертел и, согнувшись, крякая, сменил ботинки на старые ночные туфли. Теперь в открытой на курчавой груди рубашке, он производил впечатление доброго малого, слегка подвыпившего, - ибо эти ночные спутники, с блестящими бледными лицами и осоловелыми глазами, всегда кажутся захмелевшими от вагонной качки и жары. Порывшись в корзине, он вынул бутылку красного вина и большой апельсин, сперва глотнул из горлышка, чмокнул губами, крепко, со скрипом, вдавил пробку обратно, и принялся большим пальцем оголять апельсин, предварительно укусив его в темя. И тут, встретившись глазами с Мартыном, который, положив на колено Таухниц, только что приготовился зевнуть, француз заговорил: "Это уже Прованс", - сказал он с улыбкой, шевельнув усатой бровью по направлению окна, в зеркально-черном стекле которого чистил апельсин его тусклый двойник. "Да, чувствуется юг", - ответил Мартын. "Вы англичанин?" - осведомился тот и разорвал на две части очищенный, в клочьях седины, апельсин.
-.-

Про лошадинную задницу. Чужой и старый текст

Помню, как меня восхитил этот текст много лет назад. За это время он стал общим местом, источником цитат и аллюзий. Но, когда недавно зашла речь о нем, то найти оказалось непросто. Цитаты были, аллюзии были, а текст пришлось пошукать.

Поэтому выкладываю здесь, пусть висит, мало ли что... Автора я не знаю. МК

По бокам космического корабля "Кеннеди" размещаются два двигателя по 5 футов шириной. Конструкторы корабля хотели бы сделать эти двигатели шире, но не смогли. Почему?

Дело в том, что двигатели эти доставлялись по железной дороге, которая проходит по узкому туннелю. Расстояние между рельсами стандартное: 4 фута 8.5 дюйма, поэтому конструкторы могли сделать двигатели только шириной 5 футов.

Возникает вопрос: почему расстояние между рельсами 4 фута 8.5 дюйма?

Откуда взялась эта цифра?

Оказывается, что железную дорогу в Штатах делали такую же, как и в Англии, а в Англии делали железнодорожные вагоны по тому же принципу, что и трамвайные, а первые трамваи производились в Англии по образу и подобию конки. А длина оси конки составляла как раз 4 фута 8.5 дюйма!

Но почему?

Потому что конки делали с тем расчетом, чтобы их оси попадали в колеи на английских дорогах, чтобы колеса меньше изнашивались, а расстояние между колеями в Англии как раз 4 фута 8.5 дюйма!

Отчего так?

Да просто дороги в Великобритании стали делать римляне, подводя их под размер своих боевых колесниц, и длина оси стандартной римской колесницы равнялась... правильно, 4 футам 8.5 дюймам! Ну вот теперь мы докопались, откуда взялся этот размер, но все же почему римлянам вздумалось делать свои колесницы с осями именно такой длины? А вот почему: в такую колесницу запрягали обычно двух лошадей. А 4 фута 8.5 дюйма - это был как раз размер двух лошадиных задниц!   Делать ось колесницы длиннее было неудобно, так как это нарушало бы равновесие колесницы.

Следовательно, вот и ответ на самый первый вопрос: даже теперь, когда человек вышел в космос, его наивысшие технические достижения напрямую зависят от лошадиной задницы двухтысячелетней давности.

На Рабиновича сходите?

Этот вопрос в трамвае в Омске в году так 88-ом поверг меня в смятение.


Оказалось, что имя Рабиновича, местного революционера, ранняя смерть уберегла которого от участия во фракциях и уклонах, носила то ли улица, то ли площадь в самом, что ни на есть центре города.


Пожалуйста, не присылайте уточняющих ссылок и справок. Некоторые вещи хочется оставить в памяти в прежнем, недогугленном виде.

Вагон "для устриц"

Тут неподалеку процитировали Максима Горького, цитата известная:

"Этот чудный человек, этот прекрасный художник, всю свою жизнь боровшийся с пошлостью, всюду находя ее, всюду освещая ее гнилые пятна мягким, укоризненным светом, подобным свету луны, Антон Павлович, которого коробило все пошлое и вульгарное, был привезен в вагоне "для перевозки свежих устриц" и похоронен рядом с могилой вдовы казака Ольги Кукареткиной. Ему - все равно, хоть в корзине для грязного белья вези его тело, но нам, русскому обществу, я не могу простить вагон "для устриц". В этом вагоне - именно та пошлость русской жизни, та некультурность ее, которая всегда так возмущала покойного".

И уже битых сто лет склоняют тех устриц на разные лады.

Основоположник соцреализма был, конечно, писателем талантливым, но при этом ни умом, ни вкусом не отличался.

Представьте себе: в разгаре лета, в июле нужно перевезти тело с юга Германии в Москву. Вагоны-холодильники уже существовали, но предназначались они для перевозки экзотического товара, тех самых устриц.  Никто тогда говядину и куриные окорочка через океан не возил. Представьте себе похоронные хлопоты в мире для для тех хлопот абсолютно не приспособленном. Только сноб с дурным вкусом мог увидеть в том вагоне пошлость, нормальный человек увидел бы трогательную и мучительную деталь.

Горький, наверно, хотел бы написать так:

«Выдумывание художественных подробностей и сближало нас, может быть, больше всего. Он был жаден до них необыкновенно, он мог два-три дня подряд повторять с восхищением удачную художественную черту, и уже по одному этому не забуду я его никогда, всегда буду чувствовать боль, что его нет».

Но тогда он был бы совсем другим писателем.
Только зачем уже сто лет повторяют за ним откровенную пошлость?


                                        Chexov-1